aif.ru counter
27.02.2017 10:51
7202

Столкновение под Верховным советом. Как в Крыму едва не началась война

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Крым №8 22/02/2017
Один из лозунгов митинга в Крыму
Один из лозунгов митинга в Крыму © / www.globallookpress.com

Ошибка украинских властей, наверное, была в том, что многие думали: Крым давно смирился. Всё забыл, привык, закопался в повседневность, где больше заботило, как и где заработать. Такими крымчан видели три года назад из Киева. И никто не ожидал, что, как шелуха, слетит всё, что явно и неявно насаждалось больше двадцати лет. Облезет, как позолота с какой-нибудь трости — а из-за неё проглянет крепкое дерево, которым можно и по хребтине огрести.

Деньги, свечи, крупы

Митинг в Крыму
Митинг в Крыму Фото: espreso.tv

Невозможно было не почувствовать: что-то надвигается. И казалось, что люди, как всегда, озабочены исключительно своим благополучием. У банкоматов выстроились очереди, в которых убеждали друг друга, что «всё утрясётся», но снимали крупные суммы, а то и все сбережения. Многие из достоявшихся курсировали между домом и магазином, закупая крупы, картошку, даже свечи и соль. А потом приникали к телевизорам.

После того, как законный президент Украины исчез, а власть узурпировали активные участники государственного переворота, в Крыму наконец-то «проявились» те, кто планировал выжать как можно больше преференций у «новой власти». Меджлис (ныне запрещённая в РФ организация), хоть и терял из года в год популярность среди крымских татар, всё ещё оставался силой, с которой «севшим на царство» в Киеве приходилось считаться и договариваться.

Сценарий передачи власти в Крыму представителю нового украинского правительства уже был. В Киеве замешкались, выбирая из двух перспективных кандидатов — Сергея Куницына и Андрея Сенченко, каждый из которых имел крымские корни, связи и желание взять бразды власти в свои руки. Всё, что требовалось — «выключить» крымский парламент, заблокировав здание Верховного Совета Крыма.

Именно эта задача и возлагалась на меджлис, которому не привыкать было быстро собирать тысячи людей на митинги любой тематики. Сценарий вполне мог называться мирной сменой власти под небольшим нажимом. А после успешного окончания акции ожидалось, что на сторону нового крымского «царя» встали бы колеблющиеся, затаившиеся, не определившиеся.

«То, что происходило в Киеве и уже ощущалось в Крыму, беспокоило многих, — рассказывает командир полка Народного ополчения Республики Крыма Сергей Турчаненко. — Мы с товарищами собирались, обсуждали, прикидывали разные сценарии того, что может произойти здесь. И понимали, что словами всё не закончится. А 23-го, в День защитника Отечества, большой праздник для всех, кто служил, началось формирование народного ополчения. И я записался в ряды первой роты».

Если бы…

Центр Симферополя 26 февраля изобиловал припаркованными автобусами. Уже в восемь утра под зданием Верховного Совета республики стали появляться первые митингующие. У площади Ленина людям — в подавляющем большинстве, крепким мужчинам, раздавали флаги, лозунги и организованными колоннами вели к месту акции.

Позже, во время одного из многочисленных интервью, посвящённых событиям того дня, Глава РК Сергей Аксёнов вспоминал, что сам общался со многими крымскими татарами, которые присутствовали на том митинге — и те не понимали, что происходит, зачем их сюда привезли, чего хочет добиться меджлис.

Издалека казалось, что у стен крымского парламента колыхалось море, на глазах меняя очертания, вытесняя кого-то за пределы небольшой площади, то отчётливо разделяясь на две половины, то почти смыкаясь.

Часам к 11 уже вся площадь перед зданием была запружена крымскотатарскими активистами, к которым присоединились приезжие националисты, тут же поднявшие красно-чёрный флаг. В это время в зале заседаний парламента, один из лидеров меджлиса, Рефат Чубаров, уже требовал от Владимира Константинова отменить заседание сессии. Заседание назначено на три часа дня, часом раньше у Верховного Совета начинают собираться сторонники заявленного митинга в поддержку крымского правительства.

«Митинг, организованный пророссийскими организациями, как раз планировался как собрание людей, неравнодушных к дальнейшей судьбе Крыма, — рассказывает Сергей Турчаненко. — Было очень много бабушек и дедушек, женщин. Я вот, например, был чисто одет, жена с работы — в официальном наряде, с собой — сумки, телефончики. А многие оппоненты наши пришли «упакованными» — с палками, дубинками, и оружие у них было, причём не только холодное…».

Дважды предпринимались попытки начать сессию, но депутатов для кворума не хватало. А в это время на площади активисты меджлиса и их сторонники сошлись «стенка на стенку» с участниками пророссийского — может, правильнее даже прокрымского митинга. В ход пошли не только кулаки, но и баллончики со слезоточивым газом, песок, древки от флагов. Именно тогда митинг перестал быть мирным. Сергей Турчаненко отчётливо помнит погибшую женщину: нахлынувшая толпа смяла, бросила её вниз. Давка, говорит он, была чудовищной, Сергей лично вытащил из толпы полицейского, потерявшего сознание.

Справка
Верховный суд Крыма продолжает слушанья по делу «26 февраля». Допрошено более полутора сотен свидетелей и потерпевших. Шестерым обвиняемым инкриминируется органзация массовых беспорядков под стенами парламента республики, в результате которых два человека погибли, 79 были ранены.

Сторонники Майдана прорвались к боковому входу, заняли холл. И, хотя самые резвые добрались до второго этажа, на том их «экскурсия» в крымский парламент завершилась. Меджлис протрубил отступление: задача была выполнена — сессия сорвана. А следующее столкновение могло стать уже не бунтом против «неправильной» власти, а межэтническим побоищем. На тот момент оно никому не было нужно — власть должна была плавно и мирно перейти киевскому ставленнику.

Сейчас о том, что могло случиться, но не произошло, можно только гадать. Очевидно, что не появись той же ночью «вежливые люди», очаги сопротивления Киеву в Крыму «гасили» жёстко и без колебаний. Как, например, на Донбассе и в Луганске.

Февральский календарь Крыма

  • 21 февраля — неудавшаяся попытка созыва пленарного заседания Верховного Совета Крыма. Распространение слухов о том, что автобусы с крымскими антимайдановцами под Киевом попали в засаду, организованную вооружёнными украинскими радикалами. Попытка создать палаточный городок у стен ВС, пресечённая милицией.
  • 22 февраля — похороны крымчан — сотрудников подразделения «Беркут», погибших на киевском Майдане. На церемонию прощания пришли тысячи людей.
  • 23 февраля — в Симферополе прошёл митинг, организованный меджлисом (запрещённой в России организации — ред.). Была частично обнародована программа, касавшаяся и «переформатирования» республики. При нём национальное меньшинство имело бы право на большее количестве ресурсов и властных постов, чем представители остальных народов. Среди политических требований властям крымской столице выдвинули ультиматум о сносе в десятидневный срок памятника Ленину на одноимённой площади. Крымчанами, не приемлющими военный переворот в Киеве, организована запись в полк народного ополчения.
  • 24 февраля — две роты народного ополчения вышли из подчинения руководства, ушли к базе спецназа «Беркут», по официальной версии — для препятствия провокациям. Активисты принимают решение о митинге возле здания ВС Крыма, требовать оценки последних событий и определения позиции республики.
  • 25 февраля — объявление о внеочередной сессии ВР Крыма. Митинг о с требованием подписания документа о разграничении полномочий между Крымом и Украиной.
  • 26 февраля — митинг у стен ВС Крыма, в результате которого 35 человек получили травмы, двое — Валентина Корнева и Игорь Постный, погибли.
  • 27 февраля — появление «вежливых людей в здании ВС, утверждение крымским парламентом решения о проведении референдума о судьбе республики.
Митинг в Крыму. Фото: www.globallookpress.com

Эксперт-политолог, директор Института стран СНГ в Республике Крым, член Общественной палаты Республики Крым Андрей Никифоров:
Противостояние 26 февраля сейчас трактуют усеченно, а ведь оно исключительно любопытно для изучения. Не надо рассказывать, что какие-то непонятные экстремисты пришли блокировать здание — чуть ли не все из-за пределов Крыма появились, а потом куда-то рассосались. Там действительно сошлись две этнические общины, но, несмотря на то, что они по-разному видели будущее Крыма, его политическую ориентацию, они достаточно лояльно друг к другу относились. Несмотря даже на провокаторов, импровизированное оружие. И было много людей, которые разводили, удерживали своих сторонников, не давали им сцепиться. Если бы имело место остервенение, ненависть, жажда уничтожить тех, кто не разделяет твою позицию, жертв было бы намного больше. Мне кажется, если бы подобное случилось лет десять-пятнадцать назад, всё закончилось бы намного печальнее. Это значит, что крымчане худо-бедно, но научились жить рядом, мы не впустую провели все эти годы. Честно сказать, для меня окончание того дня, 26 февраля, было тягостным. Дома сын встретил меня предложением почистить компьютер, чтобы «они чего-нибудь такого не нашли». Я ответил, что моя позиция, пророссийские взгляды и так всем известны, и если будет задача взять, то «они» найдут, за что.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество