733

Нина из Бахчисарая. Для крымчан открылось «окошко в прошлое»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Крым № 36 07/09/2016
Открытка 30-х гг. / Из личного архива

Решила не возвращаться

Никто уже не скажет, как часто в чёрные дни блокады Нина Жаба вспоминала Бахчисарай. Когда-то она всей душой вросла в него, полюбив его неторопливую размеренную жизнь, стелющиеся из домов запахи жареной баранины и шипящих в масле чебуреков, старинные улочки и обмётанные зеленым мхом развалины, которые так любила рисовать.

О Нине Жаба известно настолько же мало, насколько огромно её крымское  точнее, бахчисарайское «наследство». Девочка из обеспеченной семьи, решила стать художником и без малого десять лет училась в Петербургской академии художеств. Искала себя? Не была уверена, что готова покинуть своих учителей?

Нина Жаба. Автопортрет
Нина Жаба. Автопортрет Фото: Из личного архива Х. Усеинова

«Всё, что сейчас мы знаем о Нине Жаба — какие-то обрывки, легенды, ничем не подтверждённые сведения, — рассказывает Шефика АБДУРАМАНОВА, заведующая отделом выставочно-экспозиционной деятельности Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия. — Достоверно то, что в 1906 году она приехала в Бахчисарай на этюды. И… уже не уехала отсюда — полюбила местного жителя, крымского татарина. Вышла за него замуж, преподавала в местной школе».

Мужа Нины звали Максуд, его фамилию и род занятий исследователям пока выяснить не удалось. По одной из версий он был проводником — одним из красавцев, демонстрирующих курортницам крымские достопримечательности. Хотя вряд ли, считает Шефика Абдураманова, Нину увлёк бы такой мужчина, да и какие проводники в Бахчисарае… Возможно, он был военным — например, Крымского конного полка, блестящим «эскадронцем»?

С многими неизвестными

Но, так или иначе, художница-петербурженка прожила восемнадцать счастливых лет в Бахчисарае. Счастливых — потому что, как в зеркале, они отразились в её работах. Небольшие, с ладошку, картины показывают Бахчисарай с тех сторон, которые почти никогда не открываются приезжим. Женщина за прялкой, молодая хозяйка, варящая кофе и её маленькая дочь, следящая глазами за мамой. Старик с котомкой, базар, свадебные гости, войлочники, катающие по полу тяжёлый тюк, перебирающие шерсть девушки… Нина Жаба оставила множество бытовых сценок, те самые повседневные штрихи, которые оживляют прошлое. Она рисовала здания, руины, пейзажи, но чаще всё-таки люди были на её картинах.

Нина Жаба. Открытка 30-х гг.
Нина Жаба. Открытка 30-х гг. Фото: Из личного архива Х. Усеинова

В 1924 году мужа Нины Жаба убили. «Об этом мы тоже ничего не знаем, — констатирует Шефика Абдураманова. — Внучатая племянница Нины рассказала семейное предание: Максуд сидел на улице, вертел в руках трость, мимо проезжал советский начальник, попытался отобрать понравившуюся ему палку. Максуд не отдавал её, тогда его застрелили. История, конечно, выглядит странно: все-таки не 1918-й год, чтобы в людей стреляли на улицах представители власти. Понятно, что за столько лет она обросла слухами и неправдоподобными деталями». Нина после смерти мужа уехала в Ленинград, но каждое лето приезжала в Бахчисарай с братом.

Так получилось, что именно рисунки Нины Жаба стали для многих крымских татар — а в семейных альбомах осело множество картинок, которые стали в годы депортации ниточкой, связывающей с Крымом. Сегодня большая часть работ хранится именно в частных коллекциях — поэтому собрать их на выставку нелегко. Однако сотрудникам Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия это удалось. Так что, будете в Симферополе — загляните в Бахчисарай почти столетней давности. В «окошко», оставленное нам Ниной Жаба.

Нина Жаба. Открытка 30-х гг.
Нина Жаба. Открытка 30-х гг. Фото: Из личного архива Х. Усеинова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах