aif.ru counter
219

Крону выше, лапы — шире! «АиФ-Крым» взяли интервью у двухсотлетней сосны

Одна из самых старых сосен Крыма.
Одна из самых старых сосен Крыма. © / Никитский ботанический сад

Она монументальна, стройна и прекрасна. Характер — колючий, но отходчивый. Можно даже сказать, стойкий — впрочем, проведи вы столько времени под открытым небом, тоже бы, наверное, закалились.

«АиФ-Крым» решили взять интервью у… одной из самых старых сосен Крыма. Кстати, на полуострове именно сосна, а не ёлка давным-давно стала символом праздника. Растёт двухсотлетнее дерево в одном из парков Международного детского центра «Артек». А помог нам пообщаться с почтенным, но лишённым дара речи деревом Анатолий Анненков, руководитель управления по организации, содержанию и развитию рекреационного ландшафта территории «Артека».

Ещё столько проживу!

— Уважаемая сосна…

— Пожалуйста, «итальянская сосна»! Или пиния…

— Вы родом из Крыма?

— Нет, как сейчас бы сказали, «из понаехавших». В двадцатые годы XIX века директор Императорского Никитского ботанического сада Николай Гартвис купил на территории нынешнего «Артека» участки. И он очень хорошо понимал, что условия для растений в ботаническом саду и в «Артеке» различаются. Поэтому и высаживал одновременно их и здесь, и там, отмечал, насколько успешно они приживаются.

— Так у вас родственники неподалёку имеются?

— Ну да, в Никитском ботаническом саду первая итальянская сосна «поселилась» раньше лет на десять, чем в «Артеке». Да, мне два века, но считаю себя сосной в полном расцвете лет, при хорошем уходе могу и своё 400-летие отпраздновать. Кстати, все растения, которые находятся в артековском парке Гартвиса, практически ровесники. Интереснейшие у меня соседи по парку: например, железное дерево, пробковый дуб, камфорное дерево, магнолия Суланжа. Кстати, я нахожусь прямо у дома, где жил Гартвис.

— Тяжело было приживаться на новом месте?

— Место очень даже приятное: богатая почва, влаги достаточно — ею делится Аю-Даг: ключи, ручейки насыщают землю водой. Поэтому и выросла я большая-пребольшая, диаметр ствола — около метра, а высота — метров семнадцать. А «причёске» кто угодно позавидует — крона двадцать на двадцать метров! Считаю, что я мои родственники отлично вписались в флору Южного берега Крыма.

— А чем вы отличаетесь от крымских сосен?

— А чем люди друг от друга отличаются? Внешностью. У меня, например, крона пышная, в Италии из-за неё даже народное название придумали: сосна-зонтик. Крымские сосны только к старости обзаводятся раскидистыми ветками и, конечно, не такими пышными. Они любят климат похолоднее, у моря они живут недолго, страдают от вредителей и болезней. А я и выносливее, и жизнь на берегу мне как раз подходит. Морозов вот только не люблю, сильные зимние ветры «обжигают» хвою сверху, она буреет.

Волшебная страна

— Артековцы вас прославили в своём фольклоре — байках, кричалках, песнях?

— Как раз хотела бы им указать на это упущение. Про что только не рассказывают: про горы, скалы и даже призраков, а про меня — нет. Требую придумать что-нибудь не только про меня, но и про все интересные растения «Артека»! Это же мы зимой украшаем все лагеря!

Вот Анатолий Анненков, который теперь заботится обо всех артековских парках, приехал сюда в 1946 году, зимой. Во-от таким мальчишкой его помню! Так вот, из снега и мороза он будто в сказочную страну попал: солнце, море и мы, вечнозелёные. Разве что разрушенные здания, пушки и зенитные пулемёты на артековской набережной, где сейчас лагерь «Морской», напоминали, что недавно закончилась война. Мины из моря ещё вытаскивали гурзуфские мальчишки...

— Как вы ещё в войну уцелели!

Кандидат биологический наук, заведующая музеем Никитского ботанического сада — Национального научного центра РАН Вера Зыкова
В Крым пиния, очевидно, попала очень давно. Её семена были обнаружены при раскопках античного города Херсонеса и теперь хранятся в его музее. В Крым эта сосна завозилась, вероятнее, всего еще при древних греках. Амфоры с семенами обнаружены в Херсонесе. В Севастополе это дерево есть в озеленении. В других регионах Крыма, кроме ЮБК и Севастополя, не растет, ей там холодно.
— Да, на этот парк, к счастью, рука у немцев не поднялась. Хотя что-то, наверное, и было уничтожено. А в парке в первые послевоенные годы работали военнопленные: подметали дорожки, что-то строили. Мальчишкам-артековцам нелегко было выносить это соседство, слишком свежо в памяти было то, что пережили они, их семьи. Поэтому и дразнили немцев, и в котлы, где варилась их еда, шишки и ветки подбрасывали… Те за ними гонялись — в общем, была такая мальчишеская «партизанщина».

— Как бы вы сами себя охарактеризовали?

— Наверное, как красавицу, успешно преодолевающую все трудности. Считаю, что у меня и натура широкая: вот, когда-то рядом со мной посадили пару кипарисов, я не стала возражать, за годы они вымахали так, что сквозь мою крону проросли.

— Ваше новогоднее пожелание крымчанам и гостям полуострова?
— Чтобы воды и солнца у них всегда было в достатке. Крепких корней, выносливости и стремления расти всё выше и выше! 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах