aif.ru counter
87

Игра на всю жизнь. Под Севастополем прошли сражения разных эпох

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Крым №38 19/09/2014
Светлана Яковлева / АиФ-Крым

Зов предков

Как только попадаешь  на территорию фестиваля, не покидает чувство, будто находишься на  съемочной площадке сразу нескольких фильмов о войне и Средневековье. «Княжна, катаем за недорого!» -  задирает миловидную девушку в средневековом убранстве запряженный в телегу вместе с товарищами рядовой советской армии. 

На поле боя готовятся к сражению.  Выкатывают пушки, проверяют ружья, окапываются в траншеях. Через несколько минут ведущий объявит начало битвы, и будет рваться в клочья земля, картинно раскинув руки, станут падать раненые солдаты, схлестнутся в яростной схватке русские и турки. Русские победят. Турки отступят. На время.

В обычной жизни туляк Илья Степин — оператор колл-центра, а в свободное время  участник Первой мировой и Гражданской. Одет в форму  72-го тульского пехотного полка.  Гимнастерка, фуражка, на ремне – лопатка, фляга в войлочном чехле, за спиной – винтовка. Все, как сто лет назад.

«Рядовой  первой роты Марковской дивизии!» — представляется Сергей Казанский, выставляя вперед плечо с погонами с особым вензелем генерала Маркова. Поправляет гимнастерку и щурится через круглые очки на солнце. Кому-то кажется — детство, а у него, можно сказать, зов крови. Прадед Казанского воевал и в Первой мировой, и в Гражданской — на стороне «белых».  От предка остались воспоминания бабушки и дедушки да медная пряжка, которую Сергей носит как талисман. 

Фото: АиФ-Крым / Светлана Яковлева

Со своим оружием

Что ни шаг — то кувырок в прошлое. Такие кульбиты могут и голову вскружить: примерив однажды форму, остановиться трудно. Многие, как на машине времени, перескакивают из одной эпохи в другую.  На фестивале аутентичность в каждой детали — от пуговиц до укреплений. Чего стоит уменьшенная копия русского редута 1855 года, который специально соорудили к фестивалю: позиции артиллерийского орудия, траншея, блиндаж, макет минной галереи и порохового погреба. Пока возводили сооружение, нашли артефакты Крымской войны.

В тени низкорослых деревьев – несколько кроватей, буржуйка, на веревке сушатся портянки и перевязочный материал, а возле палатки – миска с окровавленными бинтами, только что закончилась операция, пациенту пришлось ампутировать конечность. «Пациент остался жив!», — успокаивает москвич Илья, рядовой 45-го прусского пехотного полка, в миру — переводчик. Полевой госпиталь привезли и развернули в Крыму москвичи.

Разговор внезапно прерывает залп пушки. Люди в «госпитале» и соседних лагерях,  Красной армии и Белой гвардии оживляются. За ограждением уже сомкнулись ряды турецких войск с русской армией. Грохочут пушки, воздух мгновенно наполняется запахом пороха.  

«Давайте, братва, разорвите их!»- напутствует турок советский матрос, укрывшийся от солн­ца в тени дерева.  Такие напутствия через века тут не кажутся чем-то необычным. «Воют» друг с другом, друг против друга, в одном отряде, за разные страны лучшие друзья. И даже семьи.

Вдоль линии фронта неспешно прогуливаются дамы, прячась от зноя под зонтиками. Свое платье Василиса из Севастополя шила сама. В историю ее втянул муж, который увлекается реконструкцией почти 20 лет. Сейчас супруг – на поле сражения,  в рядах русской армии бьется с турками.

Фото: АиФ-Крым / Светлана Яковлева

Чтобы лучше представить, как жили предки, любители истории на неделю  добровольно отказались от привычных благ цивилизации. Вместо кроватей — палатки, вместо носков — портянки. Пока русские побеждают, во французском лагере готовятся к обеду.  На столе – откупоренная бутылка красного (крымского)  вина, тут же пустая глиняная посуда и немного фруктов. Солидного возраста «француз»  Евгений Лепехин, артиллерист 24-го полка гвардейской конной артиллерии (военно-исторический клуб «Служивый» из подмосковного Королева), накидывает мне на плечи сшитую на гусарский манер куртку и черный меховой колпак.  Эх, взобраться бы на коня, взять бы ружье,  да разгромить в пух и прах вражеское войско!  Жаль, пороха мне вряд ли дадут.

«Порох у нас настоящий, так что стараемся новичков и подростков держать на вторых ролях, без вооружения, — охлаждает он мой пыл. — Нравится под французскими революционными флагами? Красный, белый, синий — свобода, равенство, братство».

Конечно, не одежда красит человека, но когда мужчины надевают армейские старинные мундиры, происходит настоящая магия:  меняются манеры и взгляд. И, конечно, их тянет на подвиги!

Владимир МЕДИНСКИЙ, министр культуры РФ :

— Крымский фестиваль войдет в тройку основных военно-исторических фестивалей России. Здесь можно посмотреть, как жили, как воевали, во имя чего умирали наши предки. Это незабываемые впечатления для всех, особенно для молодежи. Это гораздо сильнее и ярче, чем любой учебник истории. Фестиваль дает возможность привлечь сюда любителей истории с семьями не только из Крыма, России, но и других стран.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах