Примерное время чтения: 9 минут
454

Собака, которая... «звенит». «Боевые псы» ищут людей и фугасы в зоне СВО

 «Чёрная королева» прекрасна и обаятельна.
«Чёрная королева» прекрасна и обаятельна. / Дмитрйи Фролов / Из личного архивa

Собаки, как и люди: есть способные и те, которые звёзд с неба не хватают. Другое дело, что хвостатых обычно не спрашивают, где и как они хотят реализоваться. А эта — энергичная, похожая на небольшой чёрный вихрь, вдруг оказалась там, где смогла применить природный талант и полученные во время учёбы умения. И прибыла туда, где стреляют, где рвутся снаряды, а под развалинами оказываются люди. О судьбе и подвигах чёрного лабрадора Сардели — в материале krym.aif.ru.

«Сожрала всё!»

Подождите, как? «Дарк Мэй Квин Савада Гранд Прикс, — терпеливо повторяет симферопольский кинолог Дмитрий Фролов. — Означает «моя чёрная королева», остальное — название питомника».

С таким именем и родословной судьба у щенка лабрадора должна была быть самой обычной. Семейная любимица, добрейшая собака, для которой самое страшное событие в жизни — тыканье носом в погрызенные хозяйские тапки.

Сарделя и её хозяин Дмитрий Фролов.
Сарделя и её хозяин Дмитрий Фролов. Фото: АиФ-Крым/ Наталья Дремова

А у этой получилось иначе. Маленькая лабрадорша оказалась слишком активной для семьи, которая её взяла. И собаку стали пристраивать. Так «Чёрная королева» оказалась у Дмитрия Фролова и стала — весьма успешно — обучаться охоте. Кто не знает — лабрадоры именно охотничьи собаки, а вовсе не большие ласковые «семейные игрушки».

И примерно в то время случилась у нового хозяина встреча с друзьями. Устроили посиделки, для которых Дмитрий купил огромный, в несколько килограммов, пакет вкуснейших сарделек. Гости предвкушали жареные на костре сардельки, хозяин отправился за ними и... нашёл разорванную упаковку и парочку слегка пожёванных колбасок.

«Собака залезла на стол, стащила весь пак вниз, разорвала его и сожрала почти всё, — вспоминает Дмитрий. — Да, лица у нас всех были... удивлённые, мягко говоря. И плохо ей не стало, а было очень даже хорошо. Этот случай и определил её новую кличку: Сарделя».

Лабрадор, помимо охотничьих навыков, стал учиться поиску людей. В Крыму регулярно к поискам пропавших и заблудившихся привлекают кинологов и их лохматых подопечных.

Сарделя участвовала во многих поисково-спасательных операциях в разных районах Крыма, инструкторы, обучавшие собаку, её хвалили — талант! Никто не подозревал, что он будет востребован далеко за пределами полуострова.

Попали в засаду

Началась СВО.

Российские войска заходили в освобождённые города и посёлки. Тактика ВСУ — прикрытие «гражданскими», уже не была ни для кого тайной. Мирных жителей порой закрывали в подвалах, иногда те сами прятались в убежищах и не могли выйти — выходы оказывались заминированными. Или здание обрушивалось во время очередного «прилёта».

Тогда и было принято решение послать Сарделю в «командировку» вместе с инструктором. Ехала и другая «поисковая пара» — стаффордширский терьер Джоли, тоже со своим проводником.

Джоли тоже работает в зоне СВО.
Джоли тоже работает в зоне СВО. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Фролов.

Несколько недель Сарделя в зоне СВО на Донецком направлении выполняла, как говорят военные, поставленные задачи. А потом в школу, где жили военные и инструкторы с собаками, прилетело два управляемых боеприпаса. К счастью, в обрушившемся крыле людей не было — уже ушли. И Сарделя с инструктором тоже. Почему-то именно в это утро решили на десять минут раньше выйти — предстоял промежуточный экзамен по взрывному делу, и собаке было полезно пробежаться.

«Людей искать Сарделя умела, а вот как вести себя, когда вокруг всё заминировано? — объясняет Дмитрий. — Ребята сделали ей экспресс-курс, чтобы ориентировалась в этом вопросе. Она потом, если чуяла запах чего-то взрывоопасного, просто ложилась и не шла дальше. Чтоб не ломилась — не дай Бог, например, «растяжка». У меня есть собаки, подорвавшиеся на «растяжках».

А потом, при выходе на очередную задачу, случилась засада: может, на Сарделю с инструктором, может — всё равно, на кого. Отбились. Но военные порекомендовали отправить собаку обратно. Она достойно потрудилась.

Боевые псы

И можно было бы сказать, что всё закончилось благополучно. Но Сарделя, оказывается, получила боевое ранение — может быть, и в той самой засаде. Крошечный, со спичечную головку, осколок, угодил прямо в сочленение кости в суставе. Собака прихрамывала, потом стало видно, что её сильно беспокоит задняя лапа. При подробном обследовании нашли осколок, сустав к тому времени деформировался, «подался» и второй — и Сарделе поставили импланты...

«Теперь у меня собака во всех аэропортах «звенит» во время прохождения рамки металлодетектора, — говорит Дмитрий. — Приходится с собой возить документы об операции. Но Сарделя уже восстановилась, такая же энергичная. Разве что не любит садиться, ей это трудновато делать. Но уже нагружаем потихонечку тренировками. Что дальше, сказать трудно: зависит от её здоровья и дальнейших событий».

Пехота — специалист по «гуманитарному разминированию».
Пехота — специалист по «гуманитарному разминированию». Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Фролов.

Несколько дней назад в зону СВО уехали две собаки — тоже питомцы Дмитрия. Отдохнули в Крыму — и снова «на работу». Они два месяца трудились в районе Северо-Донецка на так называемом «гуманитарном разминировании». Дома разной степени повреждения требуется тщательно осмотреть. Что с ними делать — сносить или восстанавливать, будут потом решать местные власти. Сейчас главное — отыскать все случайные и намеренно оставленные врагом «сюрпризы».

«Как-то одна из наших собак нашла замурованный в одной из квартир девятиэтажного дома фугас, — сообщил Дмитрий. — Кто-то не пожалел времени, чтобы спрятать его за гипсокартоном. Наша собака породы колли по имени Пехота в двух командировках подряд находила людей. Одновременно как-то — 26 человек в заваленном подвале, живых — стариков и детей. Ну, и по мелочи: мины, гранаты — не все они взрываются сразу, или хранилось что-то где-то... В зоне СВО у нас поработали уже пять собак».

Повреждённые здания тщательно осматривают обученные собаки.

Повреждённые здания тщательно осматривают обученные собаки. Фото: Из личного архивaДмитрий Фролов.

Дмитрий Фролов возглавляет приют, где живут и породистые «отказники» и «потеряшки», и попавшие в беду собаки, и привезённые из зоны СВО бедолаги. Например, несколько — из зоны затопления, пострадавшей после взрыва дамбы Каховского водохранилища.

Многие «боевые собаки» прибывают в Крым на отдых, недавно две австралийские пастушьи собаки после «отпуска» уехали обратно, под Часов Яр. «Когда у нас в Симферопольском районе сбивали ракеты, большинство собак в приюте бегали в панике, эти принялись... окоп копать в вольере, — делится Дмитрий. — Я утром выхожу — а они в бетонном полу сантиметров двадцать вырыли!»

Но всё-таки, почему Сарделя стала самой узнаваемой собакой, поработавшей в зоне СВО? Не потому, что спасла больше всего людей или совершила героические подвиги. Просто с неё всё началось. Сначала о ней — а потом о других четвероногих в зоне СВО стали писать, снимать, говорить. О собаках-спасателях, «сапёрах», «сигнальщиках», предупреждающих о приближении вражеских дронов.

Чуть ли не в каждом подразделении есть свои хвостатые «таланты».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах