aif.ru counter
7903

Легко ли быть русским. Потомок «Белой эмиграции» о жизни во Франции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Крым №38 21/09/2015
Константин Михальчевский / Международный медиа-клуб "Формат А3"

Воры спасли сыщика

«АиФ-Крым»: Какими видят во Франции крымчан, какими их рисуют СМИ — жертвами российской пропаганды или бунтарями?

Дмитрий де Кошко: Само название Крыма известно многим, в одном лишь Париже достаточно «крымских следов», это память о Крымской войне — бульвар Севастополя, площадь Альма, пригород Малахов. Но широкие массы только сейчас более-менее могут объяснить, где полуостров находится. Хотя крымчанина от русского вообще, думаю, средний француз не отличает. Но вообще-то было бы правильно напомнить, что Россия — это не только бескрайние просторы, покрытые снегом, но и Чёрное море с пляжами, пальмами, магнолиями.

— Что вам больше всего понравилось в Крыму?

— Изумительные местные сухие вина! Пробовали их у одного крымского винодела, который работает по определённой технологии, возможно, даже французской.

— Ваш дед, Аркадий Францевич Кошко, был очень известным человеком. Работаете ли вы с его архивом, удалось ли найти что-то новое, ранее неизвестное?

— Остались воспоминания моей бабушки, как они всей семьёй приехали из Одессы в Севастополь до исхода русской армии с полуострова. Обратились в главное управление полиции города, там деда — генерала полиции, руководителя Московской сыскной полиции, отлично знали. Помогли найти жильё, на той улице, которая теперь называется Советской. Дед работал в градоначальстве Севастополя, отсюда и уехал со всей семьёй во время исхода русской армии. К сожалению, во всём архиве я ещё не разобрался, не отыскал дел, которые дед расследовал в Крыму.

Кстати, в 1918 году в Киеве, куда он бежал с семьёй, его спасли от преследования петлюровцев и большевиков… уголовники, которых он в прошлом не раз арестовывал. Узнали, спрятали, помогли выехать.

Секретный код

— После Великой Отечественной войны в западных странах и во Франции, в том числе, оказалось множество русских. Некоторые решили остаться, некоторые — уехать, иногда к последним желали присоединиться эмигранты первой волны. Как их встретила Родина?

— Многие русские из первой волны эмиграции взяли тогда советские паспорта, надеясь на возвращение. Моя тётя, которая жила в Ницце, тоже получила советский паспорт, но вместе с другими решила дождаться «разведчиков» — нескольких человек, уехавших раньше всех в СССР. Договорились о «секретном коде», если у репатриантов всё плохо, если советуют не ехать, то напишут письмо зелёными чернилами. Ждали письма полгода. И вот пришло, чернила — синие: «как хорошо в Советском Союзе, приезжайте, здесь всё есть… небольшие перебои с кое-какими товарами, например, нигде не достать зелёных чернил!»

— Зарубежные СМИ сейчас стараются навязать обществу страх перед Россией, перед русскими. Срабатывает ли это?

— Можно сказать, что всё-таки определённое уважение, интерес и даже любовь к русским и русской культуре существует и продолжает существовать. Хотя в СМИ, безусловно, разрабатывается русофобия и практикуются немыслимые ранее вещи. Когда настоящий журналист берётся за перо, он не знает, каким будет конечный результат, потому что предстоит собрать и проанализировать факты из источников, которым можно доверять, выдать честную и сбалансированную информацию. А когда речь идёт о России, журналист заранее знает, что он напишет, свежее событие насильно «укладывается» в уже готовую форму. Это срабатывает, но пока не имеет тех последствий, как, например, в США, где они могут проявляться, например, в виде призывов доносить.

— На кого?

— На русских. За то, что они — русские. Их называют «сот­рудниками посольства России», «пятой колонной», «путинцами», «коммунистами», всё — «всмятку», всё смешано в сборную солянку… Есть сайты, где даже пишут личные данные и адреса «подозрительных» русских, а эти люди часто далеки от политики, или просто имеют мнение, несколько расходящееся с тем, которое хочет слышать или протолкнуть американское лобби. А ведь в США многие люди вооружены, мы постоянно слышим о стрельбе в школах, университетах, в этой стране очень опасно призывать к ненависти. И, наверное, те люди, которые решат стрелять в русских, раз их к этому подталкивают, не будут разбираться, каких политических взглядов придерживаются их жертвы.

Фабрики страха

— Зачем нужно смешивать понятия и события разных времён, подогревая русофобию?

— Смотрите, как стараются сегодня слить в единое целое советское и русское в Польше, Литве, на Украине. Всё негативное, что было сделано во времена СССР, сваливается теперь на русских. А ведь русские, как нация, наверное, и пострадали больше всех! В Прибалтике успешно забывают роль своих, местных коммунистов, на Украине годами вдалбливали в головы людям то, что голодомор был устроен советской властью против украинцев. Но забывали о роли в этом голодоморе таких людей, как Никита Хрущёв, а он-то был украинцем.

Я помню, что на лекциях и выставках о голодоморе украинские докладчики показывали снимки истощённых людей, «живые скелеты», но это были фотографии из Поволжья, изображения русских крестьян, умирающих от голода. Умирали и украинцы, и русские, можно сказать, что истреблялся определённый социальный класс — крестьян, но не нацию. На Западе быстро забыли о том, что Россия, когда распалась советская империя, дала возможность республикам, жаждавшим независимости, выстроить собственную государственность. А теперь русских обвиняют в том, что они, якобы, хотят напасть на Европу, аннексировать Украину. Извините, а на какие деньги потом нужно будет развивать Украину после того, как её двадцать лет разворовывали?

— К этим аргументам во Франции прислушиваются?

— Случается, что меня и моих единомышленников называют путинскими агентами.

— Как вы оцениваете ситуацию с мигрантами в Европе? У нас шутят, что скоро и в этом Россию попытаются обвинить…

— То, что сделали американцы в Ираке, Сирии, Афганистане, Сомали, не могло обойтись без последствий. А в Ливии и французы были задействованы. Теперь люди из охваченных войной и беспорядками стран едут в Европу. Но кто платит за эти переезды — это большой вопросительный знак, почему они не едут в богатые мусульманские страны, те же Эмираты, Саудовскую Аравию — второй вопрос. Их задают друг другу европейцы в Интернете.  Нас уверяют, что это отлично и в экономическом смысле, что, конечно, правдой не является. Ведь мигранты в большинстве — неквалифицированная рабочая сила. Это повлияет на трудоустройство, выплату социальных пособий, это неизбежно скажется на политической жизни Европы и Франции.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах