Примерное время чтения: 3 минуты
505

Не тронь меня! Как защищали Крым от фашистов бойцы третьей плавучей батареи

Экипаж «Не тронь меня!»
Экипаж «Не тронь меня!» / crimea-front.ru / Из архива

Так получилось, что одни подвиги времён Великой Отечественной войны были вписаны в книги и музейные экспозиции. Другие остались в воспоминаниях и архивных записях, почти неизвестные широкой публике. И только благодаря работе историков мы сегодня узнаём о них.

Большой многотомник мог бы быть посвящён подвигам крымчан и севастопольцев. Военным и гражданским, мужчинам и женщинам, старикам и детям. Все они тогда стали защитниками Отечества.

«АиФ-Крым» вспоминают о некоторых из них.

Один раз, всего один раз за шесть с половиной месяцев старший лейтенант Сергей Мошенский сошёл на берег. Когда приказано было прибыть на торжественное собрание ко Дню Красной армии в Дом офицеров флота в Севастополе.

23 февраля 1942 года там ему вручили орден Красной Звезды. «Воспитан бесстрашный личный состав, который в самых сложных условиях успешно отражает все атаки фашистских самолётов», — написано в наградном листе.

28-летний Сергей Мошенский командовал самым необычным сооружением ЧФ. Недостроенный отсек линкора стал плавучей батареей № 3. Семь орудий и несколько крупнокалиберных пулемётов во время атак немецкой авиации становились непреодолимым заслоном для вражеских самолётов.

Так выглядела плавучая батарея № 3
Так выглядела плавучая батарея № 3 Фото: Из архива/ crimea-front.ru.

Оборонительные сооружения Севастополя числились под номерами. Но некоторые приобретали собственные имена. Так, третью плавучую батарею называли «Не тронь меня!»

«В старом российском флоте такое наименование носил один из кораблей, не раз отличавшийся в морских баталиях, — вспоминал рассказ Сергей Мошенского побывавший на плавбатерее командир 7-го истребительного авиационного полка ВВС ЧФ Константин Денисов. — Наша батарея тоже оказалась для врага крепким орешком. Еще в то время, когда ее поставили на «мёртвых якорях» неподалёку от входа в Северную бухту для прикрытия от нападения с воздуха Севастополя и наших кораблей в этой зоне, мы сбили не один десяток самолетов противника. Естественно, что враг неоднократно пытался уничтожить батарею, но при каждом воздушном полете на нее получал жестокий отпор. Вот и возродилось в наше время романтичное наименование «Не тронь меня!».

Фашисты, впрочем, этот стальной островок в Казачьей бухте, прикрывавший Херсонесский аэродром, называли по-своему: «Пронеси, Господи!» и «Чёрный квадрат». По данным журнала плавбатареи №, на неё было сброшено 1100 бомб. И отбито 449 атак немецкой авиации.

Последнего боя «Не тронь меня!» Сергей Мошенский не увидел. 19 июня 1942 года случился очередной авианалёт. Были ранены 27 моряков. Убиты почти три десятка. В документах о потерях о судьбе Сергея Мошенского сказано так: «Убит при налёте вражеской авиации на плавучей батарее». На самом деле, как вспоминала дочь командира, Аза Крупина, Мошенский был ранен в живот, но командовал эвакуацией. Когда его самого спускали в катер, на канатах из связанных одеял, импровизированный трос не выдержал, и командир батареи упал в море. Выплыть не смог.

А 25 июня батарея в последний раз приняла бой. Оставшиеся в живых моряки продолжили сражаться в рядах морской пехоты.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах