aif.ru counter
462

Люди из катакомб. Как журналист «АиФ-Крым» блуждал в подземельях

Ак-Монайские каменоломни (название с крымскотатарского переводится как «белый лоб») уже больше 40 лет служат площадкой для турниров по подземному ориентированию. Вот и «АиФ-Крым» решили спуститься под землю.

Царство летучих мышей

Почти весь Ленинский район — второй этаж рукотворного подземного мира. Фото: АиФ-Крым

В автобусе нас много, человек сорок, большая часть — студенты училищ и колледжей, воспитанники спелео-клуба «Карст». Наш путь лежит в Ак-Монайские катакомбы. По дороге мы тренируемся определять направление по компасу, «брать» азимут, ещё раз изучаем карту подземелий. А чтобы не было скучно, слушаем историю о месте, где мы проживём выходные.

 «Исследование каменоломен началось в конце восьмидесятых годов прошлого столетия, более 20 лет мы продолжаем составлять карты, но до сих пор изучено и пройдено не всё – есть обвалы, взорванные и заваленные ходы, — рассказывает Руслан СВЕТЛОВ, начальник отдела военно-исторического туризма, поисковой и реконструкторской работы ГБУ РК «Крымпатриоцентр», руководитель спелеоклуба «Карст». — Находок много было, но они не имеют глобального исторического значения: гильзы, боеприпасы, противогазы… В 90-х годах после одной из вылазок половина детской группы возвращалась в солдатских дореволюционных шлёмах, где нашли – так и не выяснили. Потом мы начали работать вместе с поисковиками одесского клуба «Поиск». Они за несколько дней нашли останки 4 человек».

Ак-Монайские катакомбы. Фото: АиФ-Крым

За разговорами время летит незаметно, и мы уже въехали в поселок. Впечатление унылости и разрухи не скрашивает даже лазурное море, виднеющееся из-за крыш низеньких домиков. От села до главного входа в каменоломни — около километра ходу по полям. Хотя, каменоломни проходят и под селом.

И вот — регистрация. Чуть раньше инструкторы показывали карту: вот эти точки — мелкие камни, вот эти покрупнее — глыбы, а вот так обозначают обвал. Как они в этом разбираются?! Вообще-то участвовать я не планировала — опыта нет, но решилось все по-другому.

— Здравствуйте, видел вас на сборах. Может, объединимся, а то я один? — интересуется один из парней. Сообщив Денису, так зовут моего компаньона, что я здесь впервые и, если он рассчитывает на победу, то делает неправильный выбор. Но он и сам новичок, главное — участие.

Короткий инструктаж — и на старт! Фото: АиФ-Крым

Наша команда «Секунда» —  семнадцатая. Короткий инструктаж — и на старт! Всего пару шагов от судейского стола, и мы погружаемся во мрак, который рассеивает тонкий луч фонарика. Запах мокрых камней, звуков нет — только хруст камешков под ногами. Наша задача — найти заданные контрольные пункты (КП), небольшие белые квадраты с красным треугольником и порядковым номером внутри, и оставить на карточке след от компостера. А карточку потом нужно вернуть на финише, иначе, не досчитавшись команды, организаторы начнут поиски.

Вот и первая метка, мимо проносятся команды – на этот этап выделен всего час. А мы осматриваемся: на потолке местами — живой ковёр из летучих мышей. Им всё равно, правильный ли мы выберем ход. На стенах то тут, то там — надписи, некоторые совсем свежие, а некоторым уже больше века.

Где потайная комната?

После третьего спрятанного КП захватывает азарт, но опыта маловато и вскоре мы становимся перед выбором: или продолжать искать, или потратить оставшееся время на поиски обратного пути. Выбираем  второе, у нас есть время поучаствовать в установке лагеря. Готовить некогда, через два часа новый старт, закусываем бутербродами, идём за водой. Колодец тоже под землёй — в районе «Кухни», спускаться туда минут пять, коридор становится спиралевидным, потолок-то опускается, то поднимается, становится почему-то жарко.

Царство летучих мышей. Фото: АиФ-Крым

«Это особенности породы, она накапливает тепло за лето и в этой части почти всегда +14-+15 градусов, особенно это ощущается зимой, когда на улице минусовая температура», — объясняет Руслан, неспешно шествующий по коридору. Ловлю себя на мысли, что иду, сгорбившись и втянув голову, а ведь я гораздо ниже ростом. Видимо, не могу забыть, что над головой — тонны камня… 

Ночевали мы в главном зале, на так называемом первом этаже. Фото: АиФ-Крым

Вот и новый зал, контрольное время — три часа. Нам приходится пробираться через завалы, ползти в отсек с низким потолком, разыскивать потайную комнату. В одной из штолен находим противогаз — старый, покрытый налетом, с проржавевшей трубкой, как живое напоминание о давно ушедшей войне.

Я сломалась после первой же «узости» — так спелеологи называют ходы-тоннели. Заставить себя проползти сквозь каменную дыру, не больше объёма плеч, сложно. Одежда уже давно отсырела, холодно, неуютно, сложно дышать, потолок и стены давят, как будто сжимаются, захотелось на поверхность, на свежий воздух.

Ночевали мы в главном зале, на так называемом первом этаже. Утром нас ждало ещё одно соревнование – на умение составлять карту, а потом подводили итоги турнира. Что удивительно, несмотря на большое количество команд — а было их 57, наша «двойка» заняла двенадцатое место. Ну, как не порадоваться? И не понадеяться, что в следующем году повезёт больше.

Справка
По одной версии, каменоломни возникли во времена Екатерины Великой, по другой — начали здесь разрабатывать залежи известняка в конце XIX века. После революции работы прекратились, но места эти заброшены не были — за Парпачский перешеек, место, откуда берет начало Керченский полуостров, боролись сначала красные, а потом и белые войска. Каменоломни использовали как оружейные и продовольственные склады, в некоторых ответвлениях располагались госпиталь и казармы, хватало места, чтобы спрятаться жителям. Поговаривают, что в 20-е года, в каменоломнях организовали фильтрационные лагеря, которые потом замуровали вместе с узниками. Через десятилетие добыча камня возобновилась и продолжалась вплоть до начала Великой Отечественной. Во время войны здесь проходила линия фронта, подземелье снова укрывало солдат, как советских, так и немцев. В 80-х годах в части каменоломен была овощебаза, в которой находилась лаборатория, позволявшая изучать особенности проникновения воды через породу и возможности создания подводных водохранилищ. После перестройки предприятие разобрали, даже железную дверь на металлолом пустили, а часть ходов использовались, как подпольная автомастерская местной бандитской группировки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах