Примерное время чтения: 10 минут
3598

«К вам выехал товарищ майор». Как работает «Крымский СМЕРШ»

Александр Талипов / Из личного архивa

Наша страна не борется с памятниками известным украинцам, не вычёркивает украинскую культуру, не запрещает фильмы и песни. Если только они не стали «флажками» нынешнего киевского режима. Но есть люди, которые эту границу не могут или не хотят увидеть.

Кто они: искренне заблуждающиеся, не очень умные люди — или резерв «пятой колонны»? Об этом и многом другом «АиФ-Крым» побеседовали с автором гражданской инициативы «Крымский СМЕРШ» Александром Талиповым.

От лозунга до диверсии

Наталья Дремова, krym.aif.ru: В ночь на 26 декабря была совершена ракетная атака на Феодосию. И сразу появились фото и видео взрывов в Интернете, хотя крымчан много раз предупреждали - не публиковать такую информацию...

— Нескольких «операторов» в Феодосии установили уже утром. Раз по-хорошему народ не понимает, с ними поговорят по-другому. Разберутся, кто «хайпануть» хотел, а кто — помочь врагу.

А у наших противников сейчас задача — информационно перебить потерю Марьинки. Только они глупо радуются сейчас взрывам в Феодосии, забыв о потере крупного укрепрайона и тысячах погибших солдат ВСУ.

— На вашем канале сообщения о крымчанах с проукраинскими роликами и фото сопровождаются комментариями о «товарище майоре». Его просят обратить внимание на конкретный случай, сообщают о его визитах. Откройте тайну: это кто?

—Это собирательный образ правоохранителей, которые выполняют свою задачу. Понятно, что не только майоры этим занимаются. Когда в СССР создавалась структура СМЕРШ — а была она при всех войсковых подразделениях, зачастую майор этой организации был грозой даже для генералов. Как-то у нас, в «Крымском СМЕРШе», укоренился этот образ.

Народ на нашем канале уже предлагал повысить «товарища майора». Дать ему, наконец, подполковника и даже генерала. Но я всё-таки за сохранение образа.

— Как родился «Крымский СМЕРШ»?

— В начале СВО ещё не было ответственности для тех, кто активно дискредитировал спецоперацию. А они поливали грязью нашу страну, военных, демонстрировали солидарность с националистами, пропагандировали их ценности.

И вот тогда возникла идея привлекать внимание к таким людям. Я начал на своём основном канале публиковать информацию о таких лицах и том, что они совершили. Оказалось, что выявлять их можно чуть ли не ежедневно, понадобился отдельный «реестр». Им и стал ресурс «Крымский СМЕРШ», получивший одобрение у многих людей.

Законодатель нас услышал, была введена административная и уголовная ответственность для тех, кто пытается унизить свою страну и поддержать нацистов. Образовались у нас связи с правоохранителями. По мере выявления «засветившихся» «ждунов» оказалось, что некоторые их них представляют оперативный интерес для наших силовых ведомств.

Вас критикуют за то, что слишком непримиримы к людям, которые «сделали ошибку»...

— Есть такое. Ксения Собчак, например, на своих многомиллионных ресурсах пыталась рассказывать, какие мы плохие, снимала сюжеты и репортажи о нашей деятельности. Дескать как же так можно обходиться с людьми, которые выражают свою точку зрения? У нас же демократия!

Но почему-то Ксения забыла при этом, что на Украине пенсионерку посадили на 5 лет в тюрьму за то, что поставила «лайк» трём видеороликам о российских военных в соцсетях. Девушку посадили на пять лет за высказывание о том, что Россия имеет право на Одессу — это русский город. Не надо забывать об этом, выступая с критикой. Считаю, что всё правильно мы делаем.

— Действительно ли дорога от лозунгов до действий короткая?

— Я говорил и повторяю, что безопасных «ждунов» не бывает. Понятно, что никогда не дождутся они прихода ВСУ на нашу землю. Но сегодня они слушают нацистские песни, разместили в соцсетях флаг Украины, повесили жёлто-голубые шторы, а завтра они — потенциальные террористы, диверсанты. Они сами маркируют себя для спецслужб иностранного государства, которые ищут агентов в Крыму.

С ними завязывают переписку. Их просят выполнить «пустяковое» задание: рассказать о военной части рядом, сбросить фото военных, прислать сведения об аэродроме или объекте ПВО. А после этого, когда переступлена черта, отказаться от следующих заданий уже невозможно. Будут шантаж, угрозы, обещание денег. Что-то да сработает.

За примерами далеко ходить не надо. Жительница Феодосии сначала публиковала проукраинские высказывания, а потом её стали шантажировать. Она пошла поджигать военкомат. И таких историй немало. 

Кстати
Один из гоголевских героев рекомендовал верное средство от нечисти: «Надо только, перекрестившись, плюнуть ведьме на самый хвост!» Недавно в Евпатории суд применил иную меру — Наталью А., именующую себя «потомственной ведьмой», участницу одного из шоу экстрасенсов, оштрафовали. За публичную демонстрацию нацистской символики. Дама выкладывала в соцсетях видеоролики, прославляющие действующий на Украине националистический режим. После того, как ею заинтересовались правоохранители, каялась и просила прощения...

 

 

Глупые или идейные?

— На вашем счету есть те, кто эту границу перешёл?

— Да, были случаи, когда у вроде бы «безобидных» «ждунов», которые выкладывали видео, дома находили взрывные устройства, переписку со спецслужбами Украины, корректировки атак дронов по объектам нашей инфраструктуры: куда полетело, куда попало. Сотни спасённых жизней — это результат выявление таких людей.

— Почему они ведут себя так глупо, светятся в публичном пространстве со своими мыслями и идеями?

— Не думают о последствиях. Им важна «минута славы», какие-то слова восхищения и одобрения от тех, кто занимает такую позицию. Иногда даже не в позиции дело: кому-то хочется противопоставить себя обществу, это какой-то протест ради протеста.

И потом спецслужбы Украины их вербуют. Есть случаи, когда «ждуны» свои выходки устраивают, чтобы их заметили — сами желают сотрудничать.

Как раз в Крыму и Севастополе последователей украинских националистов, русофобов и либералов очень немного. На порядок меньше, чем, например, в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и других регионах.

Может, у нас таких — доли процента от всего населения. Просто мы внимательно отслеживаем их появление. И каждый из них потом кается, объясняет, что «не хотел», просит прощения. Сопли, слёзы, «а что, так нельзя?» Веры им немного, но для них это своего рода «прививка» от дальнейших шагов по сближению с нашими врагами. Ну, и они понимают, что уже «на карандаше».

— «На карандаш» попадают чаще местные или приезжие?

— И те, и другие. Много лет, ещё в украинские времена, в Крым приезжали на постоянное жительство люди из всех регионов «незалежной». В том числе и те, кто был заражён идеями национализма. И они занимали высокие места, последовательно пытались проводить политику украинизации полуострова.

При Украине Крым практически не развивался, был источником дохода для чиновников. Нужно было приехать сюда, получив руководящую должность, правдами и неправдами выбить землю у моря себе и родственникам. Получали наделы и на подставных лиц, а потом все эти участки продавали. Деньги на этом делались огромные. Каждый чиновник перевозил семью и «своих людей» с их семьями...

И многие после 2014 года в Крыму остались. Кто-то ситуацию принял, кто-то затаился, кто-то «засветился».

— А приехавшие недавно?

— К сожалению, антироссийские выпады позволяли себе и переселенцы из новых регионов. Были такие, которые приезжали в Крым ради получения жилищного сертификата, покупали жильё, затем его продавали — и уезжали за границу.

Не так давно в Евпатории одна такая семейка, сильно «приняв на грудь», пела хором нацистские песни, кричала лозунги и славила Украину ночью на улице. Полиция приехала буквально через десять минут. И вся семейка с утра на видео пела гимн России и кричала, что бес попутал. Я думаю, что таких людей надо ставить на контроль, как-то учитывать. Государство даёт им жильё, соцвыплаты, помогает с трудоустройством и прочим — а они занимают вот такую позицию.

Было и покушение

— Вашу деятельность в соседнем государстве оценили?

— На Украине на меня заведено три уголовных дела. Можно сказать, что мы с товарищами не сходим там с голубых экранов. Еженедельно в передачах, которые идут в рейтинговое время, нас поминают злым и совсем не тихим словом. По 20-30 минут обсуждают «преследование украинцев в Крыму». Не удивлюсь, если в соседнем государстве «Крымским СМЕРШем» уже пугают детей.

Смешно это всё слушать, но раз показывают — значит, мы хорошо работаем, нас боятся и уважают. Главное управление разведки Украины в июле этого года устроило покушение на меня: взорвался припаркованный в моём дворе мопед. Устройство должно было сработать, когда я проходил мимо, но что-то у исполнителя пошло не так. Из его показаний, до взрыва мопеда он делал не одну попытку. Но обстоятельства так складывались, что я в те дни не следовал по просчитанным им маршрутам. Ранее был ещё один исполнитель, но после другого задания — подрыва железнодорожных путей, на этого человека вышли правоохранители, задержали его.

— Возможна ли в наше время позиция эдакого нейтралитета, попытка не замечать того, что происходит вокруг?

— Кто-то действительно пытается так жить, не переходя черту внутреннего комфорта. Это непонимание того, с чем пришлось столкнуться нашей стране. Отсюда попытки убрать из поля зрения всё, что напоминает о реальности. Инциденты в разных регионах с военными вернувшимися из зоны СВО — это «из той же оперы». Кого-то «душевно ранит» вид формы — и ребят не пускают в рестораны, кафе гостиницы.

В Крыму они тоже были, но реакция властей была быстрая и жёсткая — при полном одобрении жителей. Вспомнить можно хотя бы владельца СТО, который отказал в обслуживании военным. Через несколько дней этого СТО уже физически не было. Были случаи, когда куда-то хотели не пустить наших военных, но сейчас такого в Крыму уже нет.

— Что бы хотели в подарок к Новому году?

— Как и все: успехов и удачи нашим ребятам в зоне СВО. Я вожу туда помощь, со многими познакомился. Хочу, чтобы все вернулись, чтоб мы все вместе праздновали нашу Победу.

ДОСЬЕ

Александр Талипов

Руководитель крымского общественного движения по оказанию помощи военнослужащим в зоне СВО, волонтёр, блогер, автор гражданской инициативы «Крымский СМЕРШ» и одноименного Telegram-канала.

Родился в 1981 г., имеет юридическое и экономическое образование. Майор пограничных войск в запасе. Родился и вырос в Судаке, живёт в Феодосии. Имеет активную жизненную позицию, был инициатором различных общественных инициатив: социальных, природоохранных, против застройки побережья и т.д

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах