28961

Ночной позор. Братскую могилу жертв фашизма в Крыму продолжают грабить

Владимир Лунёв / Из личного архива

Человек вышел из дома и сунул в карман ключ. В пунктах сбора ключи полагалось сдавать, прикрепив к ним бирку с фамилией и адресом. Он не сдал: наверное, верил, что вернётся домой. А потом стоял на краю рва и смотрел вниз, на только что расстрелянную десятку обречённых — пока не раздались выстрелы и он сам не рухнул вниз…

С декабря 1941 года ключ так и лежал в кармане, пока не истлела ткань, пока не стала неразличимой в поле полоса противотанкового рва. В январе 2021 лопата выбросила его из могилы на поверхность, вместе с обломками костей, пуговицами, остатками обуви и ремней, монетками довоенного выпуска.

Справка
Противотанковый ров длиной свыше 800 метров на окраине Симферополя был выкопан в августе-сентябре 1941 г. Никакой роли в обороне города не сыграл. Фашисты использовали его как место для массовых казней и сокрытия тел убитых во время всего периода оккупации. Симферопольский ров, по оценкам историков, является могилой не менее 15 тысяч человек.

«Растяжка» у рва

Несколько недель назад, в декабре минувшего года, Симферопольский районный суд вынес приговор 71-летнему Георгию Полещуку: три года и шесть месяцев пребывания в колонии. Осужденный, правда, подал апелляцию, считая, что наказание слишком строгое. В богатой криминальной биографии симферопольского пенсионера три последних судимости связаны с фактами разграбления братской могилы жертв фашизма на 10-м километре шоссе Симферополь-Феодосия.

Это место пожилой мужчина считал личной золотоносной вотчиной.

Для Крыма, да и для многих других уголков нашей страны, оккупированных во время Великой Отечественной войны фашистами, Симферопольский ров в какой-то мере был местом необычным.

«В Симферополе уничтожение евреев, крымчаков и цыган проводилось без организации гетто, — рассказал историк, доктор философии Оксфордского университета Михаил Кизилов. — Как признался на Нюрнбергском процессе командир айнзацгруппы D Отто Олендорф, такое решение было связано с нехваткой продовольствия и жилья для армии. Сами же обречённые люди были уверены, что их увозят из Крыма. У них было время, чтобы собрать вещи, какие-то ценности. Иногда что-то прятали на теле, в белье. Перед расстрелом людей заставляли снять верхнюю одежду, забирали то, что было на виду — например, часы, золотые серьги, кольца. Но не обыскивали. И, к сожалению, спустя десятилетия, ров стал привлекательным местом для мародёров».

Свои грабительские раскопки Георгий Полещук вместе с сыном начал в 2012 году. Для современной техники толстый бетонный саркофаг рва не стал препятствием. И «трудился» семейный подряд около полугода, прежде чем были обнаружены «шахты», уходящие на 3-3,5 метра в глубину, в слой человеческих останков. Отсидев при Украине, Полещук-старший вернулся ко рву. Был ещё раз пойман там вместе с сыном. А отбыв срок, уже в январе 2020-го, взят с поличным в выкопанной в братской могиле яме.

Фото предоставлено очевидцем для «АиФ-Крым».
Автор: Владимир Лунёв. Фото: Из личного архива

Ни в первый, ни во второй, ни в третий раз Полещук-старший не сдал своих подельников и других людей, помогавших или скупавших могильные ценности. Но конкуренты у этих «золотоискателей» имелись. Во время судебного процесса 2012-2013 гг. был допрошен крымчанин, которого Полещук-старший пытался привлечь в качестве помощника. «Жора рассказал, что он, с целью охраны захоронения — своего «места работы» от других лиц, интересующихся тем же, охраняет тем, что в нескольких местах вдоль рва, рядом с лазами в захоронение, расставляет «растяжки», т.е., устанавливает гранаты», — показал этот свидетель.

Очевидно, что конкуренты никуда не делись. Об этом свидетельствовали новые и новые раскопы на братской могиле во время того, как Полещуки отбывали наказание. Хотя, с другой стороны, у них могли были помощники, действовавшие по своей инициативе, либо по указаниям временно изолированного «руководства».

Никого не боятся

В декабре 2020-го один симферополец съездил на дачу к родителям. Дача как раз рядом с балкой, где находится ров. «Проходя вдоль рва заметил свежие отвалы земли в дальней части памятника, напротив кладбища. Двигаясь от этого места вдоль рва в сторону трассы Таврида, обнаружил как мне показалось совсем свежий шурф глубиной около 40 см. На втором фото яма, в которую ссыпают грунт из нового шурфа», — обрисовал картину очевидец.

В начале января на рве появились новые раскопы. И это, похоже, орудуют как раз «наследившие», но не установленные правоохранителями грабители. «У дуэта Полещуков выработан свой «почерк», — пояснил Михаил Кизилов. — Они старались действовать скрытно, не привлекая внимания. Пытались свои грабительские шурфы укрепить, тщательно маскировали их досками, дверями, землёй и дёрном. Здесь же картина совсем другая, ужасающая: раскопы открыты, человеческие останки разбросаны, неизвестные копают нагло, не скрываясь. Такое впечатление, что ничего не боятся».

Информацию об очередном осквернении братской могилы передали в правоохранительные органы.

Давайте честно: представители республиканских властей «сигналы» принимают, говорят правильные слова — но на этом всё. Такое впечатление, что все заботы о «Поле памяти» — так официально называется комплекс с памятниками и обозначенным рвом, считаются исключительно делом еврейской общины полуострова. Но ведь памятник охраняется государством! Более того, статус его повышен. «Поле памяти» с недавних пор — не только место массовых расстрелов, но и воинское захоронение. Есть свидетельства о том, что в 1942 году сюда пригнали пленных краснофлотцев. Они подсыпали огромную могилу землёй и известью, а потом их здесь же расстреляли. В 1986 году, во время установления границ рва, находили остатки форменной одежды и обуви. А ещё можно вспомнить, что здесь были захоронены тела 312 убитых в «душегубках» пациентов психиатрической больницы и сотни людей разных национальностей, уничтоженных фашистами во время оккупации.

Симферополец Борис Берлин, родные которого лежат в этом рву, последние несколько лет пишет и пишет заявления в полицию каждый раз, когда обнаруживаются раскопы на братской могиле. И без особого эффекта. Кстати, именно он в 2017 году заручился обещанием одного из живущих неподалёку от рва местного жителя, чтоб тот сообщал о замеченных грабителях. И однажды ночью, получив такой сигнал, проинформировал полицию. Поэтому тогда отца и сына Полещуков и застали на месте.

А ведь человек, которому не всё равно, не обладает и малой долей ресурсов, доступных правоохранителям.

Так что, мародёров установят? Заставят ответить за сделанное? Или «Поле памяти» останется «золотоносной шахтой» для любителей наживы? Если так, то это наш общий позор. Плевок в лицо и в душу.

Председатель общественной организации «Региональная национально-культурная автономия евреев Республики Крым» Анатолий Гендин:
«Я отправил очередное письмо главе Крыма, отдельно обратился к еврейским, крымчакским организациям. Увы, мародёры копают сейчас в более комфортных условиях. Три с лишним года назад были озвучены планы по строительству мемориала в этом месте. И у рва, ближе к дороге, был поставлен забор. Проект так и не воплотился, зато теперь линия рва не просматривается с дороги, что очень удобно для грабителей. Неизвестно, будет ли вообще мемориал. Но много раз, в течение почти девяти последних лет, проговариваемые меры охраны: камеры видеонаблюдения, освещение, да хотя бы сторож в вагончике, тоже так и не воплотились».

Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории древнего мира и средних веков ТА Крымского федерального университета Юлия Лейбенсон:
Казалось бы, предложение о переносе братской могилы — простой и даже изящный выход. Перезахоронить, поставить памятник где-то в городе, чтоб он был «на виду». Это не исключит актов вандализма на самом памятнике, на поверхности, но от грабительских раскопок, наверное, и впрямь спасёт. Однако таким образом мы теряем место памяти в его историческом виде. Всё-таки это очень важно: именно сюда привозили несчастных, здесь их ставили на краю рва, здесь работал точный, как часы, нацистский механизм уничтожения. Мемориал и братская могила где-нибудь в центре города и место, на котором непосредственно происходили расстрелы — это разные вещи, они по-разному влияют на посетителей памятника.   И есть еще два важных момента. Во-первых, мемориал «Ров» — это объект культурного наследия регионального значения. Боюсь, совершать какие-то манипуляции с ним, организовать перезахоронение будет юридически довольно сложно. Во-вторых, вопрос о перезахоронении должен быть согласован с религиозной общиной. Иудаизм очень трепетно относится к мёртвому телу, насчёт процедуры перезахоронения есть различные мнения. Однако, в общем, оно не рекомендуется. То есть, должно быть какое-то авторитетное мнение раввина, разъяснение от него — чтобы переносом останков в безопасное место не сделать больно тем людям, которые внимательно относятся к своей религии и у которых, возможно, здесь лежат близкие.  Если экспертное сообщество и власти придут к тому, что останки не следует никуда переносить, тогда место однозначно надо охранять.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах