Примерное время чтения: 9 минут
492

«Выдали по 2 килограмма хамсы». Военные Первомаи в Крыму и Севастополе

Плакат военного времени. / Из архива

Управдома Северного райсовета Севастополя Дубровского арестовали 1 мая 1942 года. Накануне в городе на домах были вывешены в честь праздника красные флаги. И тут же поползли слухи, что во время очередного воздушного налёта немецкая авиация будет прицельно бить по этим ориентирам. Дубровский поспешил дать указание снять флаги на своём участке. И к нему пришли суровые люди в фуражках с васильковыми околышами...

Немецкие самолёты, кстати, в тот день прилетели. Но группу бомбардировщиков рассеяли наши истребители, один «юнкерс» сбили. Немцам пришлось свой груз сбросить в море, к городу ни один самолёт не прорвался. А вот артобстрел фашисты провели усиленный: больше 140 снарядов прилетело в город и бухту.

Два самые необычных Первомая на Крымском полуострове пришлись на военные годы. В 1942 году праздник отмечали в осаждённом Севастополе — кроме него, весь Крым уже был оккупирован фашистами. А в 1944-м во всех городах и сёлах праздновали 1 мая — кроме Севастополя. Там ещё шли ожесточённые бои за освобождение города.

Передовица газеты «Красный флот» от 1 мая 1942 г.
Передовица газеты «Красный флот» от 1 мая 1942 г. Фото: Из архива

День не отдыха, а труда

Хотите верьте, хотите — нет, но из всех советских праздников лишь 1 мая на оккупированной территории официально считалось «красным днём календаря».

В передовице оккупационной газеты «Голос Крыма» обывателям разъяснялась разница между советским Первомаем и «правильным» немецким. «Здесь — это праздник труда и той радости, которая из труда возникает, — уверял не подписавшийся автор. — Немцы подходят к 1 мая не так, как в мирное время. В этот день они работают с удвоенной энергией».

В том году праздник пришёлся на пятницу, оккупационные власти день не объявили выходным, предложив отпраздновать его ударным трудом.

«День пасмурный, накрапывает дождик, — отметил в своём дневнике ялтинец, бухгалтер городской управы Николай Дешкин. — Единственный показатель праздника: полиция сегодня на базаре запретила торговлю... Хлеба выдали сегодня полную норму, т.е., 900 г... На Керченском полуострове идут, говорят, ожесточённые бои, ураганный огонь с двух сторон».

Севастополь оставался единственным островком сопротивления на полуострове. И тоже отмечал Первомай... ударным трудом. Рабочим сделали и 2 мая, субботу.

На всех предприятиях прошли короткие митинги: севастопольцы обещали перевыполнять норму не только в праздничные, но и в обычные дни.

Готовились отметить вместе с родными и друзьями праздник в каждой семье. Домохозяйки убирали и украшали квартиры и помещения в бомбоубежищах. Туда переселились многие семьи из разрушенных домов. Оборудованы убежища были в штольнях, подвалах и даже в... городском коллекторе. Накануне 1 мая там находилось уже 180 человек.

Фрагмент донесения об антисоветских высказываниях.
Фрагмент донесения об антисоветских высказываниях. Фото: Из архива/ УФСБ России по Республике Крым и городу Севастополю.

Основания для беспокойства были: практически каждый день случались налёты. Накануне праздника несколько авиабомб «легли» недалеко от военно-морской поликлиники. «Перед окнами поликлиники дымятся санитарные автомобиль и автобус, — записал в дневнике 30 апреля севастопольский военврач Афанасий Власов. — Ещё одна санитарная машина смята, но не горит. На остатках от балкона второго этажа дымятся какие-то тряпки, выброшенные из автомашины. Во дворе, под окнами кучи разных предметов, разорванной одежды, части разорванных тел... Мы похоронили 11 товарищей в общей могиле на севастопольском кладбище».

Кстати

Из докладной записки на имя наркома госбезопасности КрымАССР Каранадзе «О политико-моральном состоянии жителей Севастополя и Балаклавы в связи с празднованием 1 мая...», от 9 мая 1942 г.:

«Домохозяйка Здоробцева Татьяна, принимавшая участие вместе с источником в разговоре, сообщила: «Мы перебираемся обратно в коллектор. Сестра идёт в штольню. Фашисты прилетят, это ясно, им советский праздник нипочём, им важно больше побить людей».

«Иванов Трофим Петрович, 60 лет... на вопрос источника «где празднуешь», ответил: «Праздную в щели. Какой может быть сейчас праздник, нужно работать чтобы отогнать врага. Одно плохо, что немец пойдёт в наступление и будет бомбить и обстреливать город, как бы не было жертв. Я вам советую на время праздников семью, а особенно детей, устроить в штольню. Там спокойнее».

«Говоруны», паникёры, враги

Севастополь жил и работал. Здесь на место выбывших рабочих заступали только что обученные, спрятанные под толщей камня предприятия выдавали военную продукцию, в подземных школах учились дети. В этом Севастополе слово «домохозяйка» давным-давно перестало быть синонимом женщины, которая время и силы уделяет исключительно своей семье. Оказалось, что домохозяйки — мощная сила. Женщины объединялись в команды швей — и шили шапки и рукавицы для бойцов. Другие добровольные бригады стирали обмундирование и бельё, собирали подарки на передовую к праздникам.

А 1 мая 1942 года эти женщины встретили... на грядках. В окрестностях города было разбито множество огородов — эти овощи спасали от цинги военных и гражданских, служили подспорьем в небогатом рационе.

Справка

К 1 мая 1942 г. в Севастополе и Балаклаве создано огородов:

  • в совхозах 237 га, в подсобных хозяйствах гражданских и военных частей 176 и 258 га,
  • индивидуальные огороды Севастополя и Балаклавского района занимали 210 га.

Как и сегодня, трудные времена заставляют одних людей сплотиться и помогать, чем только могут. А других — жаловаться, жалеть себя, сеять панику и распространять лживые слухи. Их выявляли и «отрабатывали» сотрудники НКВД.

Например, пятидесятилетняя Мария Высоцкая была арестована после того, как заявила в кругу соседок: «У нас голод к 1 мая, все кричат о соревновании, а о выдаче продовольствия никто не беспокоится. О немцах пишут, что они звери, это чушь, они истребляют только коммунистов, евреев и комсомольцев».

Был взят «на карандаш» слесарь-инструментальщик Георгий Самофалов, публично сетовавший: «Выдали к 1 мая 2 килограмма хамсы. Вот и всё питание. Кормят так — утром вода, в обед — вода. А сами попрятались в щели и обжираются».

Между тем, «говоруны» и паникёры были ещё не самыми опасными «антисоветскими элементами». И в Севастополе находились люди, которые ждали прихода фашистов и готовы были им служить. Некоторых удалось выявить. Так, к 1 мая были закончены агентурные разработки по делам «Ханы» и «Земляки», на учёт только по ним взяты 18 человек.

Ещё одно важное событие произошло в праздничный день. Командующий Севастопольским оборонительным районом адмирал Филипп Октябрьский согласовал предложение по строительству подземного госпиталя в центре города. Разместить его решено было в убежищах Учебного отряда.

Небо в огнях

1 мая 1944 года стало последним днём жизни для Василия Гавриленко 1925 года рождения, уроженца Грозного. Телефонист роты связи 696-го стрелкового полка, воевавший с осени 1942 года, был бесстрашным человеком. Обеспечивать связь под огнём противника было для него привычным делом. Два ранения, орден и медаль. Погиб он у села Камары под Балаклавой, на подступах к Севастополю.

Командиру взвода разведки 52-го отдельного мотоциклетного Симферопольского полка Александру Ковалёву тоже не довелось отпраздновать 1 мая. У села Кадыковки, под Севастополем, разведчики обнаружили замаскированную вражескую миномётную батарею. И их тоже обнаружили. Бой был неравным, сам Ковалёв успел бросить гранаты в три миномётных расчёта, и был убит. Орденом Отечественной войны I степени его наградили посмертно.

До освобождения Севастополя оставалось ещё 8 дней.

На Севастополь наши войска двигались и вдоль южного побережья Крыма.
На Севастополь наши войска двигались и вдоль южного побережья Крыма. Фото: Госархив РК

А в остальной части полуострова люди радовались освобождению и оплакивали погибших. Комиссии по расследованию злодеяний фашистов открывали места массовых расстрелов, жители разных городов пытались опознать близких. 30 апреля, например, были закончены работы в урочище Дубки под Симферополем. Здесь убивали узников концлагеря на территории бывшего совхоза «Красный». Были опознаны, в числе прочих, тела работников Крымского государственного драматического театра — восемь человек, входивших в подпольную группу.

Первомай 1944 года для крымчан стал тоже днём труда. В первые же дни освобождения работники предприятий организовали соревнование к празднику. Особенным было то, что все — от завода до артели, решили выпустить внеплановую продукцию для военных. От табака и колёсной мази до консервов и обуви.

В Симферополе были организованы несколько госпиталей. И тут же комсомолки принялись собирать для них самое необходимое. Отчитались о первом транше помощи к 1 мая. Пережившие оккупацию люди — ограбленные фашистами, променявшие на еду всё мало-мальски ценное, делились последним: постельным бельём, посудой, одеждой.

К 1 маю в Симферополе заработал кинотеатр «Субхи», а также кинотеатры в Сарабузе (ныне Гвардейское) и Ички (райцентр Советский).

А ещё в честь праздника в Симферополе прогремел салют. Прозвучало 20 артиллерийских залпов, и множество горожан вышли на улицу, чтобы полюбоваться на небо в разноцветных огнях. Уже мирных.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах