aif.ru counter
7253

Психолог, учёт, полиция. Что делать с неуправляемым школьником?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Крым №45 06/11/2019

«Мне два пятиклассника подожгли волосы», — таким сообщением вечером после работы встретила маму дочь-старшеклассница из Симферополя. Пока девушка пропускала толпу младшеклассников, идущих по лестнице, сзади кто-то чиркнул зажигалкой — и растворился за чужими спинами. 

Будь у девушки синтетическая блузка или прическа, зафиксированная лаком, быть беде. И вроде все обошлось, длинные локоны пострадали не сильно, но одноклассники настояли на походе к школьному психологу: школьница плакала от обиды, что оказалась уязвимой для хулиганских выходок.

Родители играют «в страусов»

По совету знакомых мама пострадавшей девушки подала заявление в полицию. Чтобы разговор шёл не на уровне «разборок» между родителями, а при участии правоохранителей. Беседа действительно была серьёзной, полицейский объяснил, чем чреваты такие проступки, и обоих провинившихся поставили на внутришкольный учет. Это — первая мера реагирования на неадекватные и небезопасные для окружающих поступки учеников.

Больная тема — школьная травля одного ученика большинством. Но ведь бывает и так, что от одного ребёнка страдает большинство.

Многие могут рассказать, что однажды в классе появлялся не похожий на всех ученик — и просто терроризировал остальных школьников, а порой и учителей. Или однажды обычный ребёнок превращался в неуправляемого, агрессивного шкодника.

Давайте вспомним громкие заголовки в СМИ — как кто-то из родителей или других родственников школьника прямо в учебном заведении пытался «разобраться» с «обидчиком» своего ребёнка. Причём порой словами и угрозами это общение не ограничивалось. В ход шли подзатыльники, пощёчины и таскание за уши.

К Н., ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ГЛУБИННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ ФАКУЛЬТЕТА ПСИХОЛОГИИ ТАВРИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ КРЫМСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА АНАСТАСИЯ МАРИЧЕВА:
«Трудных детей не бывает, бывают заброшенные либо с заболеванием. Но подавляющее большинство детей с отклоняющимся от общепринятых норм поведением — это дети с социальной дезадаптацией, без навыков социальной жизни, привитие которых зависит от семейной ситуации. Точка невозврата — совершение уголовных правонарушений. Заброшенный ребёнок пытается найти «другую семью», часто — группу более взрослых «трудных», которые окажут то внимание, которого он лишен в биологической семье».

Да, взрослые неправы. А что делать? Возможно ли в принципе оградить школьника от обидчика, который измывается то над одним ребёнком, то вообще чуть ли не над всем классом?

«Поведенческие отклонения, в первую очередь, замечает классный руководитель, и он должен обратиться к родителю, чтобы тот дал согласие на работу психолога с ребенком, — объясняет заместитель главы администрации Симферополя — начальник управления образования Татьяна Сухина. — Нередко родители считают, что никаких проблем в поведении их чада нет, тогда приходится долго вести разъяснительную работу. Если результата нет, малый координационный совет школы ставит ребенка на внутришкольный учет. Идёт профилактическая работа с психологом, с полицией, со службой по делам несовершеннолетних».

Координационный совет даёт рекомендацию родителям обратиться в территориальную или республиканскую психолого-медико-педагогическую комиссию — если принятые меры на уровне школы не привели к исправлению поведения ребёнка. Но тут снова всё упирается в родителей маленького «агрессора»: они могут просто проигнорировать совет обратиться к специалистам. Тогда совет делает следующий ход: подаёт документы на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних при местной администрации для привлечения к ответственности за неисполнение родительских обязанностей. 

«Воспитанием и содержанием ребенка до 18 лет занимаются родители или опекуны, — констатировала Татьяна Сухина. — И если поведенческие проблемы у детей явление вполне стабильное, то с родителями ситуация куда хуже — они меньше занимаются с детьми, даже разговаривать с ними не умеют. Недавно на комиссии одна мама сказала, что у неё на общение с дочерью есть 15 минут. И если та не уложилась в отведённое время, это её проблемы. Чаще всего такое родительское безразличие приводит к прогулам занятий, курению, употреблению алкоголя и наркотиков».

Один на всех

Один «неуправляемый» ребёнок в классе — это не просто маленький человек, который обделён вниманием собственных родителей, и которому от этого очень плохо. 

Но страдают-то от этого и другие. Сорванные уроки, потрёпанные нервы учителей, хулиганство и физическое насилие по отношению к одноклассникам. И вот уже объединяются родители большинства учеников, и требуют от администрации школы принять меры и обеспечить надлежащий учебный процесс. Но перевести детей с отклонениями в поведении на домашнее обучение нельзя. Во-первых, это возможно только по медицинским показаниям, во-вторых, это точно не пойдёт на пользу самому ребёнку. 

«Есть список медицинских диагнозов, по которым рекомендовано обучение на дому, —пояснила директор Крымского республиканского центра психолого-педагогического и медико-социального сопровождения Юлия Звегинцева. — Психолого-медико-педагогическая комиссия определяет, по какой программе будет дальше обучаться ребёнок, и если медицинских предпосылок к индивидуальному обучению нет, то он останется в коллективе».

Конечно, администрация учебного заведения не может самостоятельно направить ребенка на прохождение медицинского обследования, чтобы выяснить: есть у него проблемы со здоровьем, или корень всему — социальная запущенность. Сделать это могут только родители.

Но как их убедить, что политика страуса — стараться не замечать того, что происходит с ребёнком - худшее, что можно придумать? Если в 2016 году в республиканский центр обратились родители 18 школьников, в 2017 — 12 человек, то за прошлый год психолого-медико-педагогическая комиссия рассмотрела всего пять дел. А в 2019-м - только четыре. И это вовсе не говорит о том, что поведенческих отклонений стало меньше. Скорее, у родителей нет понимания, чем может обернуться игнорирование рекомендаций.

В прошлом году уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова внесла предложение: сделать прохождение психолого-медико-педагогической комиссии обязательным для тех школьников, чье девиантное (отклоняющееся от нормы поведение) поведение нарушает права остальных детей на получение среднего образования. Министерство просвещения это предложение поддержало, но решение пока не принято.

«Думаю, что в ближайшее время оно будет внедрено, — отметила крымский детский омбудсмен Ирина Клюева. — Ребёнка выгнать из школы нельзя, как и ограничить в праве на получение образования. Но чтобы обезопасить других детей, принудительные меры воздействия нужны. В том числе, и по исследованию на наличие наркотических веществ или алкоголя в крови». 

Интересно, что в разных регионах страны неплохой опыт работы с детьми, имеющими поведенческие отклонения, имеется. В некоторых школах выстроена система взаимодействия в полицией, и при жёстком, но не жестоком подходе даже самые отъявленные хулиганы поддаются коррекции. 

К Н., ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ГЛУБИННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ ФАКУЛЬТЕТА ПСИХОЛОГИИ ТАВРИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ КРЫМСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА АНАСТАСИЯ МАРИЧЕВА:
«На что обратить внимание педагогам и родителям? Ранее у школ, лицеев, колледжей и т.д. были функции не только оказания образовательных услуг, но и воспитательные. Но сейчас педагоги просто не могут этим заниматься, они загружены другой работой. Конечно, существуют кружки, секции, но как раз дети «группы социального риска» крайне редко включаются в эту деятельность. Недостаток полномочий и ресурсов у школ не позволяет даже нащупать баланс для полного цикла профилактики девиантного поведения детей. Существуют нормативные акты и указания, которые регулируют права обучающихся. Так вот, единственный способ, существующий сейчас — это постановка ребенка на внутришкольный учет и активная работа с семьей такого ребёнка. Кто должен этим заниматься? У замдиректора по воспитательной работе нет таких полномочий и возможностей, а органы опеки занимаются иными вещами. Поэтому чаще всего это заканчивается либо ущемлением возможностей обучения одноклассников и сверхнагрузкой на учителя, либо переведением ребенка в спецшколу, либо в школу со спецклассами. Но их крайне мало. Сейчас считается, что Интернет — это плохо. На самом деле, наоборот: культура поменялась, темп жизни поменялся. Как раз там, на просторах Интернета дети вовлекаются в общение, находят товарищей по интересам. Что мешает занятым родителям освоить азы взаимодействия с компьютером, просмотреть соцсети, в которых ребенок общается, понять его интересы? И, если надо, поддержать: ведь оскорбление или травма в соцсети ничем не отличается от таковой в реальности».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество