aif.ru counter
513

Узники бессовестности. Как людей, прошедших фашистские лагеря, лишают льгот

Вопреки всем обещаниям и гарантиям крымской власти, чиновники Минтруда и соцзащиты РК принялись пересматривать документы на подтверждение статуса, выданные в украинские времена
Вопреки всем обещаниям и гарантиям крымской власти, чиновники Минтруда и соцзащиты РК принялись пересматривать документы на подтверждение статуса, выданные в украинские времена © / Александра Горбунова / АиФ

Частный случай?

Торжественное возвращение Крыма «в родную гавань» сопровождалось салютами из обещаний. Так, крымское правительство убеждало крымчан, имеющих право на различные льготы, что их положение не изменится, а документы, украинского образца, доказывающие тот или иной статус, признаются действительными.

«Я не раз ездил за справками, нашёл односельчан, которые были в этом же лагере одновременно со мной, собрал их нотариально заверенные свидетельства, — перечисляет он. — Предоставил все доказательства, и в 2002 году Ялтинский суд признал факт моего пребывания в этом лагере, и я получил статус несовершеннолетнего узника фашизма». 

К слову, из того самого пересыльного лагеря Алпеева отправили в другой, у села Чернянка — для военнопленных и гражданского населения. Там он пробыл восемь месяцев, до самого освобождения Воронежской области от фашистов. Собрать документы по Чернянке было бы на порядок сложнее, поэтому доказывал Николай Петрович своё пребывание в пересыльном лагере.

Когда он получил уведомление, что с него «сняли» статус, бросился, конечно, по инстанциям. Добившись, наконец, внятного ответа: «за что?», оторопел. Оказывается, вопреки всем обещаниям и гарантиям крымской власти, чиновники Минтруда и соцзащиты РК принялись пересматривать документы на подтверждение статуса, выданные в украинские времена. Внимание, вопрос: какова вероятность, что в них окажутся недочёты, к которым можно придраться с позиции действующего российского законодательства? Почти — стопроцентная.

У Николая Алпеева в решении Ялтинского суда чёрным по белому написано: «установлено, что Алпеев Н.П., 1936 года рождения, проживал в июле 1942 года в Воронеже… Фашистские оккупанты на станции Курбатово Нижнедневицкого района Воронежской области организовали пересыльный лагерь, огороженный колючей проволокой… Алпеев Н.П….был угнан в лагерь вместе с другими местными жителями». Но теперь, тринадцать лет спустя, крымские чиновники решили, что это решение не может служить подтверждением пребывания в лагере. В нём — внимание, цитата из ответа Министерства труда и социальной защиты РК: «отсутствует расшифровка понятия места принудительного содержания, а также аналогичности его по тяжести условий содержания в концлагерях, гетто и т.д.».

Неважно, что суд установил факт пребывания в пересыльном лагере. Формулировка не соответствует, и, говоря словами героя из известной комедии «За двумя зайцами», «уже не тот хвасон!» Неважно, что в разъяснении Минтруда РФ о порядке и условиях предоставлении льгот бывшим узникам (№ 20 от 7 июля 1999 года) написано: «к другим местам принудительного содержания» могут относиться: а) тюрьмы, лагеря (трудовые, пересыльные, фильтрационные и другие)». 

Что же до «аналогичности условий содержания», то они отдельным пунктом упомянуты в цитировавшемся выше документе — для нестандартных случаев. К примеру, для людей, выживших в местах, где держали заложников, находившихся в спецкомендатурах, в рабочих командах и т.д. Этот пункт не означает, что любой бывший узник обязан доказывать: в тюрьме или лагере, где его держали, условия «соответствовали» некому эталону (которого, кстати, не существует). Но чиновники истолковали его по-своему.

Извините, что выжили

Сначала казалось: по чьему-то недогляду, оплошности, пострадал человек. Но оказалось, что работает система. В Минтруда и соцзащиты РК заседают комиссии, которые просматривают пакеты документов, собранные ещё при Украине. Конечно, находят несоответствия, и делают вывод, что люди не имеют права на статус. В Крыму 6,25 тысяч человек имели до недавнего времени право на выплаты и льготы для бывших узников. Например, в Симферополе их насчитывалось 638, в Керчи — 510, в Евпатории — около 400.

Чиновники в суть вопроса не вникают, просто находят несоответствие. АиФ/ Анастасия Никифорова

Бывшие малолетние узники попадают на любимый чиновничий аттракцион — «карусель». Человек начинает писать во все крымские инстанции жалобы, оттуда их пересылают в крымское же Министерство труда и соцзащиты, оттуда отвечают: «такой-то гражданин лишён статуса согласно такому-то пункту такого-то закона». Эту ссылку со своим заверением о том, что проверка проведена, пересылают жалобщику. Вникать в суть происходящего ни у кого желания нет. 

Никто не задаётся и самым простым вопросом: почему прямо сейчас обесценивается и дискредитируется обещание правительства страны и Крыма о сохранении имеющихся льгот и действительности документов, выданных в «украинские» времена?

Зинаида Васильевна Перепел пока ещё статуса малолетнего узника не лишена. Комиссия её дело лишь будет рассматривать. Она родилась в Германии, её родителей вывезли одновременно, какое-то время они находились вместе, потом мать отправили на сельхозработы в Саксонию, к местному помещику. Разве по своей воле она оказалась в рабстве?

Вы можете сказать: ведь можно пойти в суд, представить доказательства, пусть он заставит чиновников вернуть статус! Но под силу ли, когда тебе под восемьдесят, под девяносто лет, заново проходить весь этот путь? Обивать пороги, выслушивать замечания, которые иначе, как унизительными, не назовёшь, отстаивать свою правоту в суде.

Кстати, 11 апреля мир отметит Международный день узников фашизма. Их, выживших, уцелевших, с каждым годом остаётся всё меньше.

Комментарий

Владимир БРОШЕВАН, историк:

— На территории 3-го Рейха оккупированных стран Европы насчитывалось 14033 места принудительного содержания мирных граждан и военнопленных. Список концлагерей включает примерно 1650 наименований концлагерей международной классификации (основные и их внешние команды). Существовали лагеря отдельно для военнопленных, отдельно для гражданского населения, были и для совместного содержания.

Они делились на сборные пункты, где шло окончательное разоружение пленных или фильтрация мирного населения, составлялись первые учетные документы. Пересыльные лагеря обычно располагались вблизи железнодорожных узлов, постоянные лагеря были базой для сети основных рабочих лагерей, ему подчиненных. Рабочие лагеря подчинялись постоянным.

По данным книги «Нацистские лагеря смерти», в Крыму в 1941-1944 гг. фашистами были созданы 10 только лишь пересыльных лагерей, в котором, в основном, содержались и военнопленные и гражданское население (один в Евпатории, три — в Маяк-Салынском районе, четыре — в Севастополе, один — в Сейтлерском районе. Один, концентрационный пересыльный («Дулаг-118»), существовал в Симферополе).

Особый взгляд

Лидия ХОДЫРЕВА, председатель Крымской республиканской общественной организации социальной поддержки ветеранов и инвалидов — бывших несовершеннолетних узников-жертв нацизма:

— Сейчас по всему Крыму людей лишают статуса. И отовсюду сейчас звонят и пишут: помогите, лишают статуса и льгот! Уже больше сотни обращений, в основном — устных.

Я сама получила статус несовершеннолетнего узника фашизма ещё в 1990 году, тоже недавно была его лишена. У меня собран огромный архив, в семь лет я была вместе с матерью вывезена в Германию, находилась с ней в тюрьме города Гёрлица, все документы об этом имеются. Потом меня отправили в католический приют, маму — в концлагерь Равенсбрюк, где она погибла. После освобождения меня с другими детьми привезли в Крым, в детдом. На днях была в министерстве, мне говорят: восемь человек проверяли документы — их не хватает!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах