Примерное время чтения: 11 минут
7633

Тайна Неизвестного Солдата. Кто захоронен под «Вечным огнём» в Крыму

Мемориал Вечный огонь с захоронением Неизвестного солдата в Симферополе.
Мемориал Вечный огонь с захоронением Неизвестного солдата в Симферополе. / Наталья Дрёмова / АиФ-Крым

Впереди двигался бронетранспортёр с артиллерийским лафетом, на котором был установлен гроб. Рядом — солдаты почётного караула. И на ширину всей улицы — люди. Делегации от заводов и организаций, ветераны, руководство города. И множество симферопольцев, для которых участие в этой процессии было личным делом. На тротуарах тоже стояли люди. Провожали Неизвестного Солдата.

Процессия шла от улицы Беспалова до самого нового парка Симферополя — имени Юрия Гагарина. Там соорудили мемориал.

«Мы не знаем имя твоё... Не знаем мать, воспитавшую тебя, и место, откуда ушёл ты на поле брани. Но нам хорошо известно: ты сын Советской Отчизны, который вместе с тысячами своих сверстников вышел на бой с ненавистным фашизмом», — написала в статье о переносе праха в апреле 1975 года газета «Крымская правда».

И тогда действительно — не знали.

Никто не мог предположить, что однажды... это имя удастся выяснить.

3 декабря в России отмечается День Неизвестного Солдата. История бойца, захороненного в Симферополе под мемориалом, необычна. Об известных эпизодах из его жизни — в материале krym.aif.ru

Справка

Первый в Советском Союзе мемориал с захоронением Неизвестного солдата был открыт 6 ноября 1957 года в Киеве, в парке Вечной славы. Сюда были перенесены останки неизвестного бойца, найденные на месте боёв за Лютежский плацдарм. У могилы был воздвигнут обелиск с Вечным огнём. И перенесено 35 захоронений с разных кладбищ города.

Идея мемориалов Неизвестному Солдату достаточно долго обсуждалась на уровне руководства страны, затем — на страницах изданий. И лишь в 1965-м было принято решение о возведении такого памятника в Москве. 3 декабря 1966 г. в Александровский сад были торжественно перевезены на орудийном лафете останки рядового (его форма хорошо сохранилась) из братской могилы, случайно обнаруженной во время строительных работ под Зеленоградом.

После этого инициатива возведения мемориалов Неизвестному Солдату, распространилась по всей стране.

Место имеет значение

Есть в России места, где внуки нынешних поисковиков будут снова и снова находить безымянных солдат. Навсегда оставшихся на своих позициях, в траншеях и окопах. Сваленных в санитарные ямы. Захороненных товарищами в передышках между боями. Закопанных возле лагерей для военнопленных.

В Крыму большинство неизвестных — солдаты и офицеры 1941 и 1942 годов. Красноперекопский и Ленинский районы, Севастополь, окрестности Феодосии и Керчи — здесь чаще всего находили и продолжают находить их.

Перенесение останков Неизвестного Солдата к мемориалу. «Крымская правда», 12.04.1975 г.
Перенесение останков Неизвестного Солдата к мемориалу. «Крымская правда», 12.04.1975 г. Фото: Из архива/ Наталья Дрёмова

3 февраля 1975 года Крымский обком принял решение о создании мемориального комплекса с Вечным огнём. Близилась тридцатая годовщина Победы, и в главном городе Крыма решили соорудить «главный» монумент на полуострове. Через десять дней было второе заседание — с конкретными сроками и заданиями. Определено место для мемориала — парк «Салгирка», нынешний Ботанический сад Крымского федерального университета.

Конечно, крымские газеты написали об этих планах. И... случился скандал. Симферопольские старожилы, жившие во время оккупации недалеко от парка, стали интересоваться: а кому строят мемориал?

Из справки, составленной следователем следственного отделения Управления КГБ при Совете Министров УССР по Крымской области лейтенантом Дахно, 19 февраля 1975 г.:

«Направившая в Крымский обком КП Украины заявление Кузнецова Евгения Петровна 1923 года рождения, проживающая в гор. Симферополе по ул. Беспалова, 44, работающая экскурсоводом в бюро экскурсий и путешествий, на местности указала на место, где в районе бывшего парка Салгирка располагалось немецкое военное кладбище. На котором были похоронены 70 жандармов, убитых партизанами в районе села Перевальное. А также немцы, которые были ранены при взятии Севастополя, а потом умерли в госпитале Симферополя.

...Диденко Афанасий Алексеевич рассказал... в конце тополёвой аллеи, под развесистым дубом, был похоронен немецкий генерал».

Схема захоронения погибших в бою 14 апреля 1944 г. на Петровском кладбище в Симферополе. Под № 1 значится могила красноармейца Дьяченко, под № 2 — братская могила с фамилиями бойцов.
Схема захоронения погибших в бою 14 апреля 1944 г. на Петровском кладбище в Симферополе. Под № 1 значится могила красноармейца Дьяченко, под № 2 — братская могила с фамилиями бойцов. Фото: Из архива/ Министерство обороны РФ

Сведения о немецком кладбище в парке подтвердили другие симферопольцы. К слову, останки с части этого кладбища были лет пятнадцать назад эксгумированы и перенесены на немецкое кладбище в Гончарном, что под Севастополем.

Но партийное руководство Крыма тогда спешно стало пересматривать планы. На тот момент идея мемориала с Вечным огнём уже была дополнена и сооружением могилы Неизвестного Солдата.

Двое «по регламенту»

Сейчас некому ответить на вопрос: почему останки решили взять с кладбища? Ведь каждый год в Крыму находили десятки погибших во время защиты и освобождения полуострова бойцов.

Совсем рядом с парком Салгирка, на улице Беспалова — старинное Петровское кладбище с воинскими захоронениями. В 1975 году с ближнего его края стоял бетонный обелиск над братской могилой, рядом находилось одиночное захоронение, две могилы умерших в госпитале бойцов. И где-то недалеко — могила погибшего старшего сержанта. На другом краю, одним рядом — госпитальные захоронения.

Братская могила товарищей Виктора Дьяченко, погибших в одном бою с ним. Петровское кладбище.
Братская могила товарищей Виктора Дьяченко, погибших в одном бою с ним. Петровское кладбище. Фото: АиФ-Крым/ Наталья Дрёмова

Скорей всего, к моменту, когда мемориал решили ставить в другом месте, подходящие останки на этом кладбище были найдены и обследованы. И поменялся только сценарий: пусть будет торжественное шествие от Петровского кладбища к парку имени Гагарина.

В протоколе заседания бюро Симферопольского горкома Компартии Украины от 13 марта 1975 года значится: «Провести перезахоронение останков Неизвестного солдата из одиночной могилы по улице Беспалова на место сооружения мемориала «Вечный огонь».

Полтора года назад не стало Николая Николаевича Смирнова, который в 1975 году был заместителем председателя горисполкома города. Он вспоминал, что Петровское кладбище на тот момент было в крайне запущенном состоянии. На могиле, откуда решено было взять останки, памятник был полуразрушен, без надписи. Указал место сторож: он работал тут и во время войны, и после — до закрытия кладбища для новых захоронений.

Митинг на Петровском кладбище перед переносом останков Неизвестного Солдата.
Митинг на Петровском кладбище перед переносом останков Неизвестного Солдата. Фото: Из личного архивa/ Наталья Дрёмова

Ко времени сооружения мемориала в Симферополе, уже был определён регламент «подбора» останков. Требовались доказательства, что боец не был военнопленным, погиб по время боевых действий. То есть, при вскрытии захоронения должны были найтись остатки обуви, формы, в том числе пряжка ремня. А таких одиночных могил на Петровском кладбище было всего две. На 1975 год, с большой вероятностью, и вовсе одна.

Во всех остальных покоились умершие в госпиталях, которых хоронили без штатной обуви — в госпитальных туфлях или носках, гимнастерках и брюках, без ремней.

Пропавшие могилы

В 2019 году «АиФ-Крым» занимался уточнением мемориальных надписей воинских захоронений Петровского кладбища. Когда в 1980-м памятники были взяты на учёт, то фамилии прочитали... как смогли: надписи были в плохом состоянии. А документов на них не нашли. Удалось по электронным базам МО установить, что всего на кладбище были захоронены 23 военнослужащих. Но два одиночных захоронения с кладбища... пропали.

Рядового Виктора Дьяченко и старшего сержанта Петра Михеева.

Только эти двое соответствовали критериям Неизвестного Солдата.

Оба погибли в одном бою. Есть пока неподтверждённые сведения, что останки Михеева, родом из Красноярского края, могли забрать родные.

Вид на Петровское кладбище, 1942 г.
Вид на Петровское кладбище, 1942 г. Фото: Из архива/ Неизвестный немецки военнослужащий / pastvu.com

А вот схема расположения могилы Виктора Дьяченко в архиве Минобороны отыскалась. Примитивная, но с «точками привязки»: братской могилой и тремя одинаковыми, еще дореволюционными, крестами. Сейчас на её месте — небольшой холм со следами очень старых раскопок.

О судьбе Виктора Митрофановича Дьяченко, уроженца Армавира, удалось узнать по наградному листу. Орден Отечественной войны II степени был единственной наградой двадцатилетнего парня. Посмертной. Виктор в действующей армии находился с 1943 года, служил в 16-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригаде Приморской армии.

Он освобождал Симферополь.

14 апреля 1944 года бригада двигалась по Алуштинскому шоссе. Это уже был «загород».

Из наградного листа Виктора Дьяченко:

«Когда при преследовании противника на марше группа гитлеровцев обстреляла колонну, он в числе первых с оружием в руках бросился на них, первым открыл огонь из своего автомата и уничтожил двух немцев. В этой схватке с врагом, верный своей воинской присяге, он погиб смертью храбрых».

Наградной лист Виктора Дьяченко.
Наградной лист Виктора Дьяченко. Фото: http://www.podvignaroda.mil.ru/

Тогда погибло десять человек. Всех похоронили на ближайшем кладбище — Петровском. Восьмерых в братской могиле, двоих — Дьяченко и Михеева в одиночных.

А в 1975 году городу понадобился Неизвестный Солдат...

Мемориал и человек, захороненный в нём, так и останется символом. Но и имя двадцатилетнего рядового тоже достойно того, чтобы мы его помнили.

В Волгограде живёт племянница Виктора Дьяченко. У освободителя Симферополя был родной брат, который тоже воевал. Владимир Дьяченко вернулся с фронта, обзавёлся семьёй. Татьяна Владимировна рассказала, что мать братьев-фронтовиков несколько раз ездила в Симферополь, на могилу к Виктору. В последний раз — где-то в 60-х, её не стало в 1970 году.

А ещё в трёх регионах страны — в Ростове-на-Дону, Майкопе, Армавире, живут близкие люди Виктора Дьяченко. И всех, рассказала одна из родственниц, Марина Шамраенко, до слёз тронула судьба молоденького солдата. Жаль, что дом, где вырос Виктор и жила его мама, хранившая письма и фотографии, давно снесён. Но в семейных архивах родные пообещали порыться: вдруг что-то уцелело.

Точка в этой истории не поставлена. Уточнить предстоит многое, поиск идёт.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах