Примерное время чтения: 5 минут
384

Легенда 8 морей. Как учёный из Севастополя «ловила» нефть и покоряла вулкан

Изучение образцов на палубе экспедиционного судна.
Изучение образцов на палубе экспедиционного судна. ИнБЮМ

Для курортника море — это много-много воды с рыбами, водорослями, медузами и ракушками. Для того, кто вырос на берегу, оно живое, сложное, часто непредсказуемое. А для учёного море — и место работы, и объект изучения. И, в какой-то мере, партнёр: если правильно «спрашивать», то можно найти ответы на многие вопросы...

Елена Тихонова всегда знала, что жизнь её обязательно будет связана с морем. Ещё в школе она увлекалась биологией, потом закончила вуз, выбрав направлении экологии и природопользования. А работать стала в Федеральном исследовательском центре «Институт биологии южных морей имени Ковалевского РАН» в Севастополе. И проводить немало времени в разных морях. 

О приключениях Елены Тихоновой в материале krym.aif.ru

Вместе с геологами

Далеко не каждый человек сможет сказать, что знает, чем занимаются хемоэкологи. А они изучают вещества органического происхождения, попадающие в море. Смытое с полей и унесённое в море удобрение, «убежавший» с судна мазут — это «произведения» человека. Выходящий с морского дна метан или просачивающаяся нефть — природного происхождения. Но и то, и другое — органика. «Мы изучаем, как всё это влияет на море, на его обитателей», — объясняет ведущий научный сотрудник, руководитель лаборатории хемоэкологии ФИЦ ИнБЮМ Елена Тихонова.

Кстати, моря она уже начала «коллекционировать». Как известно, берега России омывают 13 морей. Ну, Чёрное и Азовское — свои, родные. Удалось уже побывать в Карском, Баренцевом, Охотском, Японском, Белом. Ну, и Балтийское море в формате пока что Финского залива. «Очень хочется увидеть другие наши моря: Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское», — признаётся Елена.

Запомнилась экспедиция в Карском море: исследования там проводились вместе с геологами. «Это достаточно перспективный район для добычи полезных ископаемых, в том числе и нефтяной природы, — пояснила Елена Тихонова. — Мы искали участки, в которых происходит просачивание газа. Нашей задачей была оценка источников поступления углеводородов, выяснение, откуда они: с поверхности — или с придонного слоя. Тогда мы определили, что на участке, где в море впадают реки, всё-таки они приносят с собой частички нефтепродуктов. Но в части, близкой к ледовому покрову, идут просачивания со дна: значит, такие места перспективны для разведки».

То лето выдалось для Елены самым прохладным. В августе и сентябре дома вполне ещё жаркое лето, а в Карском море — один-два градуса тепла. Но членов экспедиции это не смущало. Главное — всё время быть в движении, если приходится работать на палубе. А в лабораториях тепло. Да и вообще народ подобрался весёлый, энергичный, увлечённый своим делом.

Дальневосточная экспедиция. Самый оптимальный наряд для работы!
Дальневосточная экспедиция. Самый оптимальный наряд для работы! Фото: ИнБЮМ

Реки, бухты, вода

В прошлом году Елена оказалась в самом необычном университете. Плавучем. Так называлась программа, сочетавшая образовательное и научное направления в акватории Охотского моря и в Тихом океане. 36 суток вокруг Камчатки. Была и высадка на сушу, экспедиционный лагерь разбили у подножия знаменитой Авачинской сопки. Между прочим, активного и регулярно извергающегося вулкана. Реки несут продукты извержения в океан, поэтому они тоже интересовали учёных.

В один из дней — официальной «красной дате календаря», посвящённой вулканам, состоялся «штурм» Авачинской сопки. Конечно, Елена, которая очень любит путешествовать по горам, приняла в нём участие. Подниматься пришлось на высоту более 2,7 километров, причём по довольно крутому склону. Особенно тяжкими, признаётся она, были последние семьсот метров. Всего подъём занял почти пять часов. Постояли, отдышались, сфотографировались — и сразу стали спускаться: световой день всё-таки короткий.

Самое ценное, что привозит Елена из поездок — результаты научных исследований. Собственно, ради них она и готова отправляться в моря и океаны. Чтобы непременно захватить откуда-то сувенир — такого стремления нет. Если только какие-то особо интересные: вроде плоского... морского ежа с Камчатки, похожего больше на двустворчатого моллюска, а не на шар с длинными иглами.

Ну, и хорошие воспоминания всегда останутся в памяти. Вроде сопровождающих судно дельфинов — морских свиней, фонтанчиков, выпускаемых китами, вкуснейшей рыбы, которую ловила команда...

И всё-таки большую часть года Елена Тихонова со своими коллегами-хемоэкологами занята морями, омывающими Крым. Учёные ведут наблюдения там, где моря испытывают самую большую нагрузку от «привнесения» различных загрязнителей. Например, в Керченском проливе, прибрежной акватории Севастополя. Этим летом, например, очередной «десант» учёных состоится в бухтах города-героя: такой мониторинг проходит раз в три года. От сезона к сезону меняется «ассортимент» загрязнений: то идут активные строительные работы, то ощущается наплыв курортников на пляжи, то интенсивнее идёт разгрузка в портах.

Для Азовского моря важно изучать не только «палитру» загрязнителей, но и приток сюда пресной воды. Не секрет, что с каждым годом реки несут сюда всё меньше пресной воды, по дороге она уходит на разные хозяйственные нужды. Изменяется солёность — и многим обитателям моря в нём уже некомфортно. Зато другие — вроде больших медуз-корнеротов, захватывают жизненное пространство. Повлиять на осолонение учёные, конечно, не могут. Но реально спрогнозировать его темпы и последствия.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах