161

Зеркала, оружие, скелеты лошадей. Как прошел археологический сезон в Крыму

Татьяна Малая / Из личного архива

Грабителям повезло «нащупать» склеп. И даже пробить шурф, угодивший прямо в погребальную камеру. А потом мародёрская удача закончилась. Может, их кто-то спугнул. Или «копатели» почему-то решили, что здесь рыть не стоит. И «помеченное» два-три десятка лет назад грабителями захоронение уцелело. 1,8 тысяч лет назад оно стало последним приютом для четырёх-пяти человек: предположительно, женщин, мужчины и ребёнка.

Женщин в последний путь отправили с парадными украшениями: золотыми серьгами, серебряными позолоченными браслетами со вставками из сердолика, массивными прямоугольными медальонами. Мужчину снабдили мечом, который неплохо сохранился.

Кавказский след

В этом году экспедиция, исследующая могильник Опушки, «связывала столетия». Раскопки шли на затронутом грабителями участке между самыми ранними захоронениями I века до н.э — II века н.э. И они должны были заполнить «белое пятно» в хронологии могильника.

Как ни странно звучит, но именно некрополь может много поведать о жизни людей, населявших эти места. О том, когда и какие пришельцы приходили, как уживались «понаехавшие» с «местными». 
Это только кажется, что в малонаселённом, по сравнению с нашим временем, Крыму, пришельцы могли выбрать территорию и спокойно там обосноваться. Все удобные места — близкие к речкам, с хорошими пастбищами, бесхозными не были. Иногда «мигранты» отвоёвывали земли. Довольно часто как-то договаривались, селились бок о бок с местными. 

Когда-то считалось, что переселенцы с Кавказа, аланские племена, в Крыму появились в конце III — начале IV веков нашей эры. И с этого времени на некрополях стали появляться грунтовые склепы с короткими коридорами-дромосами. Но изучение крымских могильников заставило эту дату сдвинуть лет на 50-70 раньше. А раскопки в Опушках показали, что в первой половине III века аланы уже здесь обосновались.

«Был один склеп, где мы нашли монету 204 года, — рассказывает заместитель руководителя Опушкинской экспедиции Анастасия Стоянова. — Причём само сооружение — тоже смешение традиций. По конструкции он характерен для пришельцев с Кавказа, но в нём расчищено пять ярусов погребений. И не на всей площади камеры, а под стеночкой. А это как раз позднескифская традиция. Тогда, получается, люди, принесшие в Крым традицию хоронить в склепах с короткими дромосами, пришли сюда ещё раньше, возможно даже в конце II века. И у местных успели перенять новую для себя традицию. Возможно, дело дошло до каких-то брачных союзов».


Археологи в этом сезоне раскопали на Опушкинском могильнике более 500 квадратных метров некрополя, открыв 11 грунтовых склепов — по большей части разграбленных. Но мародёры один пропустили: как раз с необычными женскими украшениями из серебра и сердолика, зеркалами, оружием.

Пили «в два горла»?

Неожиданностей в этом году тоже оказалось изрядно.

Сначала была редкая находка: огромная амфора III века, привезённая из Синопы (нынешняя Турция). В Опушках таких ещё не находили. 

А вот с загадочными «посудными складами» археологам раньше сталкиваться приходилось. На могильнике Нейзац в Белогорском районе, который оставили во II – IV вв. н.э. сарматские и  аланские племена, между захоронениями открыто более 40 таких скоплений. Все они датируются IV в. н.э. Они не относились к каким-то могилам. Просто люди когда-то выкопали ямки, сложили туда целые миски, тарелки, глиняные кружки… Можно предположить, что посуду использовали для поминальной трапезы, и она должна была уже «принадлежать мёртвым». Но по частоте находок выходит, что поминали усопших не часто… — раз в сто или двести лет. Поскольку нигде в Крыму больше так посудой не «разбрасывались», считалось, что это был какой-то очень локальный обычай, практиковавшийся только древними обитателями долины реки Зуя. И вот, в Опушках, в четырнадцатом сезоне, после того, как раскопано больше 300 могил, найдены два скопления посуды! Они содержали почти четыре десятка сосудов – керамических и стеклянных – также относящихся к IV в. н.э.. В них не было изначально пищи для мёртвых, вложенные друг в друга тарелки и мисочки оставили пустыми.

Но это ещё не все «посудные загадки». В одном из этих скоплений оказался удивительный сосуд, двугорлый кувшин. Вещь на редкость непрактичная для быта. Но, возможно, использовавшаяся для ритуальных целей. Не исключено, что символизировавшая что-то — почему бы не дружбу народов или единение в браке?

«В этом сезоне мы открыли три ямы. Одна из них – глубиной около 3,5 м – необычна своей формой: сильно сужалась ко дну так, что на дне с трудом может стоять человек. По форме эта яма напоминает морковку, — сообщила Анастасия Стоянова. — Две других ямы поменьше – около 2,5 м глубиной. На то, чтобы примитивными инструментами в здешней почве вырыть такие ямы, нужно немало времени. И для чего было затрачено столько труда? В одной была похоронена собака: она лежала на боку с прижатыми к голове задними лапами, как будто спала. А на самом дне — ещё одна. Вторая яма оказалась пустой. Третья яма, обычной формы, озадачила ещё больше. В ней оказалось несколько ярусов погребений: собаки вперемешку с людьми. Причём один из людей не был просто сброшен в яму, его уложили в скорченной позе, совершенно нехарактерной для этого могильника! А собака над ним лежала на спине, разбросав лапы, будто распятая. Голова её оказалась во фрагменте амфоры: возможно, сосуд поставили прямо на неё. Под животным — разрозненные кости двух младенцев, и снова собаки…»

Удивило археологов, что ни взрослому «скорченному», ни детям не положили ничего: ни погребальной пищи, ни колокольчика, ни бусинки. Очень сурово для времени, когда люди верили, что вещи продолжают служить своим хозяевам в загробном мире.

Возможно, собаки должны были охранять живых от «неблагополучных», пугающих мёртвых — хотя непонятно, в чём могли провиниться дети.

 

По следам «понаехавших»

Каждый сезон пополняет огромную коллекцию бус, которых в погребениях находят десятками и сотнями. Жители этих мест любили носить их на шее, расшивать горловину одежды, рукава, подол. Деньгами они не пользовались и, возможно, бусины были ходовой валютой: из янтаря, цветного стекла, египетского фаянса, полудрагоценных камней. Однотонные и мозаичные, в виде кувшинчиков, скарабеев и даже с изображением лиц!

В этом году в одном из захоронений оказались две необычные бусины из чёрного стекла с проштампованным поверху изображением лица. Одни члены экспедиции в нём увидели бородатого мужика, другие — женский профиль.

В прошлом году Опушкинская экспедиция работала вместе с московскими учёными-генетиками. У них получилось выделить ДНК из височной кости одного из погребённых. А это даёт возможность, продолжив исследования, узнать больше о процессах расселения разных народов. 

Учёные сейчас имеют возможность получать средства на конкретные проекты. Опушкинская экспедиция в этом году состоялась, благодаря поддержке Фонда президентских грантов. 

Впервые из Опушек увезли три целых скелета лошадей: ими займутся палеозоологи. В Опушках в прошлые годы археологи раскопали участок, где рядом с могилами людей находились конские захоронения. Причём лошадок хоронили со всем уважением: уложив на брюхо с поджатыми ногами, с головой на земляной ступеньке, в сбруе. Уже найдено больше полусотни лошадиных могил, и теперь есть возможность узнать, как выглядели эти друзья человека, сколько лет служили, и многое другое.

«Этим летом у нас появились палеопаразитологи из Тюмени, — поделилась Анастасия Стоянова. — Их исследования показывают, какими паразитами были заражены люди в древности, а также — каким было меню жителей тех или иных мест. Как известно, одни паразиты передаются через мясо, другие через рыбу, птицу. И это, опять же, даёт информацию о миграционных потоках: новые поселенцы приносили и паразитов, нехарактерных для этой местности. Интересно, что некоторые болезни, вызванные паразитами, оставляли следы на костях».

 

Тюменцы уехали с множеством проб с могильника Опушки, с южным материалом им предстоит работать впервые. Исследователи Опушкинского могильника надеются, что им, совместно с московскими антропологами, удастся сделать анализы костей погребенных на содержание стронция.Этот металл тоже помогает «отследить», откуда «понаехали» в Крым новые поселенцы. Стронций, в зависимости от местности, попадает в организм в разном количестве, и сохраняется в костях и зубах.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах