aif.ru counter
50

С лопатой и… романтикой. Почему люди хотят «прикоснуться» к археологии?

Глеб Задворнов / АиФ

Для кого-то отдых — это море, пляж, долгожданное безделье. Кто-то считает, что он должен состоять из ярких впечатлений и путешествий. Кому-то отрада — дачные грядки, смородина, помидоры… Немного найдётся людей, готовых потратить свободное время на то, чтобы… приобщиться к археологии.

С древнейших времён менялись в Крыму народы и культуры. Одни приходили и «растворялись» в местных племенах, другие вытесняли аборигенов, какие-то «заглядывали» на полуостров — и двигались дальше. Поэтому так много здесь памятников археологии, и учёным хватит работы по их изучению на десятилетия.

Грустно, что сами крымчане, сосуществующие с этим богатством, не так уж много знают о нём. Да и гости полуострова зачастую сведения получают отрывочные и неточные.

Как заинтересовать людей, дать возможность им пополнить свои знания об истории полуострова, «АиФ-Крым» спросили у старшего научного сотрудника Института археологии Крыма РАН, президента благотворительного фонда «Наследие тысячелетий» Анастасии Стояновой.

Кому-то очень понравилось!

АиФ-Крым, Наталья Дремова: Расскажите, пожалуйста, о проектах, которые были задуманы для формирования интереса к археологии.

Анастасия Стоянова: Прежде всего, хотелось бы упомянуть просветительский проект «Открытая археология». Он именно для тех, которые хотели бы прикоснуться к богатейшему культурному наследию Крыма. Это разные люди: и экскурсоводы, которые не упускают случая узнать побольше о прошлом конкретных уголков полуострова, и те, кто всегда интересовался историей, и даже мечтал стать археологом. И те, кто уже давно состоялся, как специалист — но никуда не ушла романтика поиска и открытий.

Этот проект, реализовавшийся за счёт средств Фонда президентских грантов, включает курс открытых лекций по археологии полуострова. Читают их крымские и «материковые» специалисты. И сами лекции, и информация о памятниках, известных находках, работавших в Крыму археологах, собрана на сайте «Открытая археология» (открытаяархеология.рф). Ещё одна составляющая — молодёжная полевая археологическая школа…

— В этом сезоне она тоже проходила?

— Нет, в этом году её не удалось провести. Зато, как и в прошлые годы, мы смогли пригласить волонтёров для работы в экспедиции на могильнике Опушки, тоже на средства президентского гранта.

— Откуда приехали ребята, сколько их?

— Более сорока человек. Предполагалось, что каждый проведёт в экспедиции не менее недели. Но нашлись такие ребята, которые работали намного больше — очень понравилось. По волонтёрской географии лидируют Москва и Питер, Московская область, были ребята из Краснодарского края, Уфы, Волгограда, Йошкар-Ола.

Среди них — один историк-архивист, остальные люди самых разных профессий. Большинство — студенты, которые выбрали разные специальности, но решили влезть в шкуру археолога. С конца марта мы работали с заявками, а пришло их около 120. Кто-то в итоге отсеялся сам, кого-то выбрали мы…

Фото: АиФ/ Глеб Задворнов

— Ехали-то молодые люди, наверное, за романтикой?

— Ну, да, а тут — лопату в руки, и на раскоп! Мне кажется все, кто не держал в руках лопату, романтизируют археологию. Ждут каких-то невероятных открытий и находок.

Думаю, в первые дни им было тяжело. Но втягивались постепенно, с ребятами знакомились, общались. Пара случаев была, когда ребята уезжали на второй же день, понимали, что такой «отдых» не для них.

Волонтёры становились членами экспедиции, делали то же, что и остальные. Полностью погружались в жизнь экспедиции. Им читали лекции по истории Крыма, мы для этого приглашали к нам учёных, устраивали экскурсии — чтоб побольше узнали и увидели.

Кстати, любопытно соотношение мальчиков и девочек. Девушек всегда было больше, но в этом году у нас парней совсем мало!

— Удаётся ли волонтёрам, поработавшим в экспедиции, осознать, что археологи вкладывают в понятие «интересный объект»?

— Хочется верить. Наш могильник Опушки особенно интересен одним обстоятельством. Пока в Крыму не выявлено такого некрополя, где несколько народов в течение пяти веков, с I века до нашей эры и до IV века нашей, хоронили бы своих близких. Сам могильник расположен на холме, которых в округе полным полно. А вот почему и поздние скифы, и сарматы, и предки алан, и представители какого-то германского племени выбрали именно это место, непонятно.

Под землёй много скрыто

— Не разочаровывают ли ребят находки?

— Мы стараемся донести до них ценность каждого предмета. Многие погребения содержат скромный инвентарь: бусы и одно-два бронзовых украшения. В этом году мы открыли одно характерное для этого могильника погребение лошади: коня в сбруе укладывали на живот, голову — на отдельной земляной ступеньке. А всего таких конских погребений мы уже раскопано около пятидесяти. Вот, пожалуйста, загадка: хоронили ли там с почётом «друзей человека» — или кони «сопровождали» людей? Если второе, то непонятно каких, потому что могилы людей просто перемежались с лошадиными.

Фото: АиФ/ Глеб Задворнов

Или вот, открытое погребение, нарушенное когда-то мародёрами, верхняя часть костяка была разрушена. Но оказалось, что он лежит… на останках другого человека. Это необычно.

Среди интересных находок этого года — стеклянный кубок, такие были в ходу у германцев. Необычной можно назвать бронзовую брошь в скифском зверином стиле с двумя лошадиными копытами. Она старше самого погребения на несколько веков.

— Может ли человек, уже обладающий какой-то профессией, применить свои знания в археологии, насколько такие специалисты востребованы? 

— Плотно с археологами работают такие специалисты, как палеозоологи, антропологи, палеоботаники, геофизики. Нам бы хотелось привлечь и программистов — есть необходимость в специальных программах для обработки массового материала: всего, что мы находим в больших количествах. В Опушкинской экспедиции в этом году появился палеозоолог, который посмотрит наших лошадей. А ещё у нас завязались контакты с московскими генетиками. Они приезжали в экспедицию, отобрали образцы костей людей и животных. Исследование ДНК часто даёт интересные результаты. Можно, например, узнать о том, насколько родственны людям, проживавшим тысячи лет назад, какие-то современные народы.

— Правильно ли считать, что все большие открытия в Крыму уже сделаны?

— Мы не знаем, сколько всего ещё скрыто под землёй. Наверное, правильнее будет сказать, что все основополагающие открытия — на которых строится реконструкция исторического процесса в Крыму, уже сделаны. Но при этом мы постоянно получаем новые данные, которые что-то уточняют и корректируют. Иногда приходится пересматривать устоявшиеся теории. При строительстве трассы «Таврида» было найдено множество новых памятников. В том числе и XVI-XVIII веков — времени, которое является практически «белым пятном» в нашей истории. Рано говорить, что мы всё знаем, что всё изучено.

— Что вы сами больше всего цените в своей профессии?

— Во-первых, это интересно. Во-вторых, в археологии есть свобода и романтика. Свобода от ежедневного хождения на работу, бумажной рутины, возможность полевых исследований — она придаёт определённый романтический ореол и драйв профессии. Ну, и то, что здесь есть место творчеству.

Больше об археологии можно узнать тут:

  • Официальный сайт «Открытая археология» (открытаяархеология.рф).
  • Лекции выложены на видеоканале «Открытая археология».
  • Основные группы «Открытая археология» в социальных сетях «ВКонтакте» (https://vk.com/openarcheologi ) и «Фейсбук» (https://www.facebook.com/groups/openarchaeology)
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах