334

«Хоть в респираторе ходи!» Как закрытый полигон ТКО отравляет жизнь крымчан

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Крым №20 15/05/2018
Арсен Керменчикли / АиФ

Последнее десятилетие для жителей симферопольского микрорайона Каменка прошло в борьбе против продолжения работы действующего, давно переполненного полигона твёрдых коммунальных отходов (ТКО), располагающегося рядом. И год назад свершилось: закрыли!

Однако полигон и сейчас продолжает создавать проблемы. Периодически он возгорается, к тому же его закрытие оказалось неполным. Часть его используют как перевалочную площадку, причём не весь свезенный мусор покидает его пределы.

Хлебное место

Если верить официальным сообщениям, вспыхнувший здесь недавно пожар потушен. Но вот мы с председателем общественной организации «Крымский центр экологического благополучия» Антоном Ковальчуком любуемся на огонь, вырывающийся из-под земли. Тлеют и загораются мусор и газы — последние образуются в ходе разложения органики. Избежать этого можно, если слои мусора пересыпаются грунтом. Но иногда и этого недостаточно, тогда мусорная гора выплёвывает языки пламени, как вулкан. Пожары на полигонах ТКО с трудом поддаются тушению: как правило, тление происходит в глубине и пролить водой это место не удается. И представьте, каково жить рядом, когда удушливый чёрный дым несёт на ближайшие дома!

«Стабильность и «долгожительство» полигона ТКО зависит, во-первых, от его содержимого: была ли предварительная сортировка отходов — это экономит место, — рассказывает Антон Ковальчук. — Средняя цифра жизни полигона составляет 20 лет. Этот давно исчерпал свой ресурс, ему под 40. Впрочем, в Крыму 90% таких объектов не могут принимать отходы законно. Но альтернативы им просто нет, мусор продолжает свозиться и на полигоны, которые уже давно не подходят ни по каким критериям».

Старый или действующий полигон ТКО загрязняет, прежде всего, грунтовые воды, почвы, и воздух — при горении. Должны быть установлены улавливатели фильтрата и свалочного газа. При рекультивации полигон накрывается «пирогом» из различных изоляционных материалов, после - почвой, её уже засаживают травянистыми растениями и кустарниками без мощной корневой системы. Порядка миллиарда рублей придется потратить на все необходимые процедуры.

Много лет подряд на этом полигоне шло что-то вроде старательских работ: люди искали и извлекали из мусора наиболее ценные компоненты. Самым дорогостоящим считался цветной металл, хотя не брезговали бумагой, чёрным металлом. И всё это реализовывалось по «серым» схемам.

«Последний из могикан», собиратель металла Валерий жалеет, что полигон закрыли. «Сейчас практически ничего не удается найти, — вздыхает он. — Мусор не так активно возят, стало пусто, лазим по старым отвалам, носим всякое барахло. Было хорошо три-четыре года назад. Я два часа работал — и зарабатывал 500-600 рублей. Мне этого хватало. В лучшие времена здесь среди мусора ковырялись около 50 человек. Нам предлагали сносить найденное в приёмку, созданную при полигоне. Но мало кто делал это — цены были ниже, чем у коммерсантов. Отличная была жизнь: порой выбрасывали конфискат — практически новые вещи. Привозили запечатанные бутылки водки, кур-гриль, бутерброды, мясо. Можно было жить. Было много меди, проводов, встречалась бытовая техника».

На вопрос о том, как на здоровье сказывается такая работа, Валерий только машет рукой: чего, мол, сделается! Столько лет полигон кормил, можно и пренебречь гипотетическими опасностями. Да, работа в грязи — но здоровье ещё ого-го! Сейчас, говорит он, многие из бывших коллег-собирателей ездят в Тургенево, на новый полигон.

По старой памяти

«Санитар полигона» Валерий и такие, как он, живущие одним днём, пока и есть тот самый «фактор сортировки», который не устают поминать чиновники разных рангов, как только заходит речь о погрязшем в мусоре полуострове.

Базовые условия для переработки мусора — это качественное отделение одной фракции от другой. Автоматические линии ограничены в такой возможности, эффективность извлечения порядка 25%. Поэтому необходимо ручная сортировка в местах складирования мусора. Либо самими потребителями, тогда эффективность может достигать 80%. То есть без помощи Валерия не обойтись.

«Европейские страны в принципе не используют систему сбора мусора, всё перерабатывается или сжигается на заводах, — объясняет плюсы и минусы захоронения или сжигания мусора Антон Ковальчук. — При любой сортировке возникают так называемые «хвосты», их нужно либо хоронить, либо сжигать. Мусоросжигательные заводы производят тепло, электроэнергию. Но возникает противоречие: в состав отходов должен входить мусор, который горит эффективно, а это — пластик, бумага, что, по большому счёту, должно быть использовано во второй раз. К тому же, чтобы отфильтровать дым, используются дорогостоящие улавливатели. Они занимают половину трат на содержание завода. Образующаяся зола тоже требует либо переработки, либо захоронения».

Мусор продолжал свозиться на Каменский полигон бытовых отходов и после закрытия, не всё вывозилось в Тургенево. Поэтому объёмы «тела» полигона выросли, уже не соответствуют заложенным в документации на рекультивацию. Видны свежие груды отходов на нижней перевалочной площадке. Помимо этого к разработанному проекту у общественников есть ряд вопросов, например, почему-то не нашли отходы выше четвёртого класса опасности. То есть, если верить документам, ни одной батарейки или ртутной лампы на полигоне нет. Это наводит на мысль, что качество проекта низкое.

Во время прогулки вокруг полигона мы обнаружили мусорные кучи, которые так и не доехали до самой территории. Это — работа частников, которым срочно нужно избавиться от отходов. Они по старой памяти отправляются к полигону, зная, что он закрыт — и вываливают содержимое машин в его окрестностях.

Крысы, странная вода и тошнотворный хапах

Недалеко от закрытого полигона уже возводится сортировочная линия, на которой и будет происходиьт перевалка и отбор ценных фракций, это позволит сократить количество вывозимого мусора в Тургенево. Рядом с ней сохранились старые земляные валы — там удачно сгружают строительный мусор и просто бытовые отходы.

Среди отвалов мы нашли много интересного. Например, коробки просроченного мороженого. Любопытства ради позвонили по указанным телефонам производителя. Удалось выяснить, что предприятие заказало вывоз просроченной продукции на полигон бытовых отходов. Подрядчик, по словам администрации компании, имел лицензию, но выгрузил мороженное туда, куда посчитал выгодным, нарушив тем самым правила утилизации. Ведь Тургеневский действующий полигон ТКО — в соседнем районе, далеко от Симферополя. Случай с мороженым — не единичный, такой «пиратский» вывоз отходов стал практикой для многих симферопольцев. Кстати, бороться с этим вполне реально. Например, утвердив в крымской столице рекомендации (или правила) для предприятий. Проводите утилизацию отходов — укажите, чьими услугами воспользовались, предоставьте справку с действующего полигона ТКО о том, что такие-то отходы в таком-то количестве приняты. В общем, пора делить ответственность. И будет возможность наказать нерадивых частников-«уборщиков».

Когда мы изучали мусорные этикетки в округе, на место приехал заместитель главы Симферополя Валерий Гуменюк, курирующий ЖКХ. Нагрянула инспекция, чиновники решили увидеть своими глазами проблему.

А пока жители Каменки существенных улучшений своей жизни после закрытия полигона не увидели. От свежих куч отходов разлетаются пакеты и окрестности выглядят отталкивающе. Елена Кожевникова живёт в непосредственной близости к полигону. Понятно, что запах от гор мусора неприятный, но иногда он бывает просто тошнотворным:

«Нам не стало легче, — говорит она. — Многие местные жители пользуются водой из собственных скважин. Не знаю, кто какой глубины их делает, но вкус у воды своеобразный. Вода в городе лучше, чем наша, из колодцев. От полигона бегут к нашим домам огромные крысы, их вывести практически невозможно».

Продавщица в магазине Марина подтверждает слова Елены: «Запах иногда даже покупателей распугивает, когда ветер с полигона — хоть в респираторе ходи!»

Хотя некоторым и эти условия нипочем. Александра Ветелюева живёт здесь уже десять лет, перебралась из центра города на окраину в Каменку: «Я рада, что живу здесь. У меня даже здоровье улучшилось. Запах меня не беспокоит, свежий воздух у меня всегда. Есть свой огород, сад, возможность работать на земле».

«Полигоны твердых коммунальных отходов — больная тема для Крыма в целом, — говорит Антон Ковальчук. Это — наглядный пример того, как простые решения приводят к негативным последствиям. Люди возмущены замусоренностью, но не каждый готов участвовать в том, чтобы подобного не допускать. Посмотрите на эту гору— всё это сделали мы».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах