Примерное время чтения: 7 минут
610

Семь парней и одна девушка? Под Керчью нашли останки советских воинов

Во дворе частного дома в Сипягино оказались захоронения 8 человек.
Во дворе частного дома в Сипягино оказались захоронения 8 человек. / Военно-патриотический отряд «Помним» / Из архива

«Эхо войны» для жителей Керченского полуострова — не только боеприпасы, которые продолжает «выталкивать» земля. Это ещё и места сражений, солдаты, навсегда оставшиеся на своих позициях. А ещё, пусть и редко, но — могилы во дворах и на огородах. Порой просто захоронения, сделанные в перерыве между боями, иногда — санитарные ямы, куда были наспех свалены останки бойцов.

Бывает, что «по наследству» от старших переходят воспоминания, слухи, кажущиеся через много десятилетий неправдоподобными. Но часто люди и не подозревают, что живут рядом с могилой. Подробности о найденном в Керчи захоронении узнали krym.aif.ru.

Холмик на подворье

Житель села Сипягино Алексей наткнулся на останки на своем подворье. Это был как раз тот случай, когда в памяти всплыло что-то из рассказов бабушки. Но доподлинно про какие-либо захоронения военного времени у дома в семье не рассказывали.

«Когда к нам обратился Алексей, мы провели основательную предварительную работу, — рассказал «АиФ-Крым» командир военно-патриотического отряда «Помним» Олег Трифонов. — Нужно было выяснить: числится ли в каких-то архивных документах такое захоронение, есть ли о нём какая-то официальная информация? Данных о нём не оказалось — неучтённое. Поэтому начали поисково-эксгумационные работы».

Останки из Керчи
Идут раскопки. Фото: Из архива/ Военно-патриотический отряд «Помним».

Поисковики ожидали найти одиночное захоронение, но фронт работ оказался намного шире... Сначала обследовали небольшой холмик, где хозяин дома увидел останки. А потом выяснилось, что здесь не один погребённый.

«Когда мы делали первый раскоп, то решили: рядом с холмиком — стена от фундамента, наткнулись на каменную кладку, — вспоминает Олег Трифонов. — А когда надо было расширяться, расчистили пространство — оказалось, что рядом могила, обложенная строительным камнем. И, наверное, рассказы бабушки хозяина о могиле, за которой она ухаживала, как раз этого места и касались».

Там оказалось два бойца.

Была ли соседняя могила более поздним подзахоронением, или ее сделали раньше, сказать невозможно. Но она была именно подготовлена: то есть, было время, чтобы выкопать яму, постелить внизу шинели — и уложить рядом четырёх погибших. В общем, у однополчан явно было время, чтобы достойно проститься с товарищами. В районе тазовых костей одного из костяков отыскали крючок и пуговицу. От юбки?

То, что это останки женщины, можно только предполагать. Утверждать это можно после заключения антрополога или судебного медика. Возможности отправить останки на исследование у поисковиков, работающих исключительно на энтузиазме, нет.

Позже в эту же могилу «добавили» ещё два тела, на одно из которых натолкнулся хозяин дома. И вот на этих бойцов уже не было времени. Копать отдельную могилу для них не стали, положили, как смогли. Один из них лежал лицом вниз, чуть повернув голову.

Пряжка от ремня краснофлотца.
Пряжка от ремня краснофлотца. Фото: Из архива/ Военно-патриотический отряд «Помним»

Восемь неизвестных

Восемь человек. К сожалению, неизвестные.

Вещей, по которым можно было бы установить их имена, не оказалось. Ни подписанных кружек, ни котелков, ни расчёсок с выцарапанными инициалами. Двое — моряки, об этом рассказали флотские ботинки, у одного был кожаный ремень с металлической бляхой: якорь со звездой.

«Скорей всего, захоронения на подворье в Сипягино относятся к 1942 году, к последним неделям существования Крымского фронта, — считает руководитель поискового объединения «Крымский рубеж» ДОСААФ России Республики Крым Александр Ефанов. — Тогда село называлось Ени-Кале, в архивных документах встречается вариант Еникале, здесь было одно из мест эвакуации наших войск. Многим так и не удалось под бомбёжками и обстрелами добраться до пристани, попасть на судно, перебраться на другую сторону Керченского пролива. И найденные в Сипягино останки — воспоминание о той трагедии. Бойцы будут перезахоронены на новом участке воинского кладбища в Керчи».

Женские останки — если всё-таки будет подтверждено, что они женские, кажутся зацепкой. По 1942 году в Еникале погибшими числятся всего 6 женщин, одна — пропавшая без вести. И только две погибших и одна пропавшая — те, места гибели которых неизвестны. Но и это слишком тоненькая ниточка...

Сколько ещё могил во дворах? Чем больше времени — тем меньше вероятность, что старожилы вспомнят какие-то подробности. Что уцелеют семейные архивы с письмами и фотографиями — а среди них могут найтись упоминания о таких захоронениях.

«Мы обращаемся к жителям сёл и посёлков, где могут быть могилы на подворьях, где люди могут просто найти останки наших защитников: не будьте равнодушными, сообщите нам, — призывает Олег Трифонов. — Опасное, Сипягино, Капканы, Маяк — все эти места стали местом гибели тысяч наших солдат».

Один из неизвестных защитников Крыма.
Один из неизвестных защитников Крыма. Фото: Из архива/ Военно-патриотический отряд «Помним»

Кстати

  • Из братской могилы во дворе обычного дома вырос после войны знаменитый «Сад Ярославского» в Глазовке, что на Керченском полуострове. Хозяина дома, Мефодий Ярославский, еще во время фашистской оккупации, переносил к себе на участок и хоронил тела советских солдат. После освобождения стал переносить на свой участок останки всех бойцов, которые обнаруживались в округе. Так и появилось воинское кладбище, где покоятся 4,7 тысяч защитников и освободителей Крыма.
  • В 2014 году поисковики из Ростовской области на подворье одного из хуторов нашли безымянную могилу. Хозяйка дома, к счастью, оставила наследникам воспоминания. О том, как был убит во время артобстрела молоденький военный. Он был когда-то адъютантом расквартированного в этом доме командира — и заглянул в гости. Удалось вычислить, кто из военных весной 1942 г. командовал войсками в этой местности. Так и вышли на генерала Якова Вербова, жившего после войны в Симферополе. А его дочь в богатом архиве отца отыскала фотографию адъютанта Василия Кошкина, датированную февралем 1942-го и подаренную в момент расставания, на память... Погиб Кошкин, как удалось выяснить, в мае 1942 года.
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах