aif.ru counter
1736

Приказа побеждать не было. Почему «шурави» не считают войну проигранной

На блокпосту
На блокпосту © / Александр Разумов / Из личного архива

Александр Разумов интервью даёт крайне редко. Много говорить – не в его правилах. Надо заниматься делом, ведь на нём – весь Российский Союз ветеранов Афганистана. Но в канун 27-й годовщины вывода войск он согласился рассказать «АиФ-Крым» нет, не героические истории или армейские байки, а о войне, которая не терпит фальши, преподносит жестокие уроки и при этом учит до конца оставаться человеком.

На войну в 30 лет

Афганское прошлое.
Афганское прошлое. Фото: Из личного архива/ Александр Разумов

«В отличии от многих молодых ребят я попал в Афганистан уже зрелым командиром, капитаном, – начал свой рассказ Александр. – До этого успел закончить три курса политеха и Рязанское воздушно-десантное командное училище. Затем попал в 7-ю гвардейскую дивизию ВДВ в Прибалтике, где дослужился до замкомандира парашютно-десантного батальона. В ноябре  85-го исполнилась 30 лет, а спустя полтора месяца по замене я убыл служить в 345-й парашютно-десантный полк в Баграме (город и крупнейшая авиабаза советских войск в 60 км от Кабула — прим.). А дальше была обыкновенная служба в Афганистане. Всё как у всех. Честно говоря, вообще никакого представления о стране до приезда туда не было. Но, считаю, что мне повезло. В Баграме мы работали мало. В основном, полк был задействован в армейских операциях, поэтому на территории Афганистана побывал практически везде».

На несколько секунд он задумывается, вздыхает, затем продолжает с грустью: «Правильно или неправильно было принято решение о вводе советских войск в эту страну – спорный вопрос. Изначально мы должны были обучать афганскую армию и обеспечивать там порядок. Но всё дальше и дальше наше государство втягивалось в эту афганскую эпопею – начались серьёзные боевые действия».

Выкрутились

О своей службе бывший «шурави» рассказывает, глядя куда-то вдаль. Мысленно он там – в Афганистане. Видно, что эти воспоминания даются тяжело – слова подбирает осторожно, особенно, когда речь заходит о тяжёлых боях. Даже о тех операциях, за которые получил награды – два ордена Красной Звезды, говорить ему явно не хочется – офицеру не пристало хвалиться своими заслугами, да и слишком велика боль утрат.

«Первую награду получил за Хост (город в 30 км от пакистанской границы – прим.). Операция проходила более двух недель. Была жара, земля как бетон, а после дождя наоборот всё «развозило». Садились на Хост на АН-12 на грунтовый аэродром. По-другому тогда в этот район попасть нельзя было. Это позже, в ходе операции «Магистраль» советские солдаты прошли Хост по дороге, но до этого он был полностью закрыт. Таким же посадочным способом доставили артиллерию. Работали вместе с 56-й бригадой и афганцами. В результате полностью взяли укрепрайон Джавара (в переводе «волчья яма», крупнейшая перевалочная база афганских моджахедов – прим.). Вторую награду получил в горах под Джелалабадом. Но самый тяжёлый бой был для меня всё же на Хосте. Мы зашли на минное поле... Многие погибли… «Духи» были совсем близко, но в последний момент подошла разведрота… Выкрутились».

От дружбы до вражды – один шаг и наоборот

С бачатами. Фото: Из личного архива/ Александр Разумов

«Я много раз бывал в Афганистане и после войны: хотел поездить по тем местам, где воевал. Встречался с людьми, общался с местными, играли с ними футбол, снимали документальный 10-серийный фильм «Война», в котором есть интервью не только с нашими ветеранами, но и с бывшими моджахедами. Последний раз был в Афганистане год назад. Тянет туда, что-то есть в этом незаконченное.

Иногда от дружбы до вражды бывает один шаг и наоборот. Среди тех, против кого тогда воевали, у меня сейчас остались друзья.

Мы ведь и во время войны с местными общались. Осталась на память фотография с бачатами. Дети как дети: бегали рядом, совсем нас не боялись, всегда что-то выпрашивали. На снимке стоят, улыбаются...

Всё было: и ярость, и злость. Насмотрелся и на раненых детей. Страшно... Но человеческие качества, милосердие никто не отменял. Наши врачи помогали, лечили их. Да, мы были для них врагами. Бои же не только в горах шли, под удары авиации и артиллерии попадали и населенные пункты... На войне всегда больше всех страдают мирное население. А ведь нас посыпали пулями из кишлаков, за дувалами стояли огневые точки. Я не мог во время боя думать о том, кто в меня стреляет. На войне надо определяться: либо здесь, либо там. Тех, кто в промежутке, убивают сразу и времени думать нет. Нам надо было уберечь своих солдат и вернуть сыновей матерям...

Но там, где можно было обойтись малыми жертвами – обходились. И то, что не надо было разрушать, – не трогали. Например, редко, но бывало совались «за канал» в Баграме. По дороге на Кундуз находится город Ханабад. Поставили мне задачу: зайти с батальоном, проверить и выйти. Мы зашли…, а потом восемь часов выходили. Я попросил навести артиллерию. Командир как рявкнет: «Я тебе наведу! Этому городу три тысячи лет, если мы начнем обстрел, снесем его с лица земли! Сам выходи оттуда, выбирайся потихоньку. И мы вышли… Без потерь… и сохранили старинный город.

Американцы ведут себя по-другому

«Да и уважение не только к чужой культуре, но и к противнику было всегда. Без этого нельзя. Чтобы мы не говорили: это мы к ним пришли с оружием, а не наоборот. Они просто всегда защищали и будут защищать свою землю, и это достойно уважения, и афганцы к нам относились также. Некоторые до сих пор удивляются, как мы могли вести боевые действия, ведь против нас, по сути, воевал весь мир – их армию снабжали огромным количеством оружия и помогали серьёзно. А нас-то было не так уже и много – всего лишь стотысячный контингент.

Еще одну показательную историю рассказал один моджахед: недалеко от Кабула, только бой закончился, смотрю стоит советский боец весь в копоти. Стало интересно, прикинулся голодным, подхожу прошу хлебом угостить. Солдат протягивает кусок: «Да на!». Взял, жую, вижу он сигаретку достал. Опять прошу. «Да на, «дух», кури!». Так и поели, и покурили вместе.

Сейчас американцы ведут себя совсем по-другому, и афганцы это все видят. На базе в Баграме у нас была только одна стенка и посты, которые мы сами же и охраняли. А сейчас что? У американцев – три кольца, одно сами охраняют, второе – вместе с местными, а третье – их охраняют! Причем афганская армия пользуется нашим вооружением, которое осталось с тех времен.

Разговоры до сих пор ходят: почему проиграли, почему ушли? Я считаю так: было принято политическое решение о вводе войск в Афганистан и политическое решение о его выводе. Никто там не проиграл. Не было приказа побеждать. Да, народ победить нельзя по большому счету, но уничтожить можно, но задачи такой, Слава Богу, не ставили. Мы выполнили свой солдатский долг. Да и потери наши и тех, кто воевал против, не сопоставимы. У нас 15 тысяч 300 человек прямых потерь было, у них сейчас – порядка 40 тысяч. И это при том, что у талибов нет ПЗРК, ночных приборов и пр.»

Главное – победить страх

Разумов (справа) с боевым товарищем. Фото: Из личного архива/ Александр Разумов

«В моей офицерской службе Афганистан – это самое лучшее время. Офицер – это ведь человек, предназначенный для войны. Вся жизнь – это школа, а война – это особенная школа. Там быстро познаются люди, нутром чувствуешь, как и что происходит. Сфальшивить можно, но тебя люди не поймут, да и такие долго не выживут. 

Моя задача была, как офицера, солдат в живых отстаивать. С нас же очень серьёзно спрашивали за погибших. Просто хотелось, чтобы как можно больше вернулось домой живыми и здоровыми с войны, которая, по сути, и нашей то не была.

Солдаты были совсем молоденькими. Ошибки совершали, а кто их не совершает? Всякое бывало… Главное на войне – победить свои страхи, внутренних демонов, после этого тебе ничего не страшно.

Отходили от войны тоже по-разному. Но мне-то уже за 30 было. Это была моя работа. Строитель разве от долгой стройки трудно отходит? Нет, потому что он профессионал. Просто любая война затрагивает душу и откладывает определённый отпечаток.

Когда вернулся, продолжал служить. Только хорошо всё помню, особенно друзей, которые погибли там, «за речкой»...

Наверное, вернусь в Крым насовсем

Над Гурзуфом. Фото: АиФ-Крым/ Валерия Каповская

Суровый, волевой, немного жёсткий Александр мгновенно преображается, когда начинает говорить о родном Крыме.

«У меня к Крыму не просто трепетное отношение, я его очень люблю. Я здесь родился, исходил все горы пешком. Самое любимое место – район Ай-Петри. Именно в горах – там, наверху, – я чувствую себя хорошо. Каждый раз, когда приезжаю сюда на два-три дня, иду в горы. Ещё для меня особенное место – Севастополь. Я воспитывался на его истории. Это легендарная часть Крыма и символ воинской славы России. Москва, говорят, – сердце России, её столица, а Севастополь, скорее, – её душа. Там даже люди другие. Что-то в них есть – они настолько любят свой город и это передается из поколения в поколение. Ведь город в военное время защищал не только русский флот и армия, его защищали все севастопольцы.

И где бы я не был, а путешествую я часто, отдыхать всегда приезжаю в Крым, потому что лучшего места для меня – нет. И, наверное, я сюда вернусь насовсем...»

Досье
Александр РАЗУМОВ родился 4 ноября 1955 г. в Симферополе. Окончил Рязанское высшее Воздушно-десантное командное училище, Военную Академию им. М.В. Фрунзе и Юридический институт МВД РФ. В 1985-1987 гг. в должности замкомандира парашютно-десантного батальона принимал участие в боевых действиях в Афганистане, был дважды ранен. Награжден двумя орденами Красной Звезды и Орденом Дружбы. В 1990 г. после увольнения в запас из рядов ВС РФ начал активную деятельность в «афганском» ветеранском движении. В настоящее время председатель Центрального Правления Российского Союза ветеранов Афганистана и руководитель Крымской региональной организации РСВА.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах