aif.ru counter
03.02.2015 15:54
427

«Потребителя защитит конкуренция» – и.о руководителя крымского УФАС

«Государство не регулирует цены»

Екатерина Апонина, «АиФ-Крым»: Тимофей Владимирович, на фоне повышения цен власти и жители Крыма часто ссылаются на УФАС, мол, УФАС разберется, накажет, решит вопрос. Но есть ли у вас такая функция? Или крымчане по привычке наделяют новое для республики ведомство функциями и полномочиями украинского антимонопольного органа?

Тимофей Кураев: У нас полномочия в некоторых вопросах различаются кардинально. До присоединения Крыма к России у существующего здесь антимонопольного органа  были направления работы: контроль за экономической концентрацией, пресечение злоупотребления доминирующим положением и защита прав потребителей. То есть где-то функции антимонопольного комитета были близки к функциям органа по защите прав потребителей.

Наше же стратегическое направление – защита конкуренции, то есть правил обращения товаров, услуг, работ на рынке. И уже от общего идём к частному – потребителю. То есть, если кого-то из потребителей какой-то монополист начинает как-то ограничивать на рынке, тогда мы вмешиваемся. Но по-настоящему конкурентный рынок не будет посягать на права потребителей.

Если раньше в какой-то продуктовой палатке, к примеру, в городе Саки повышались цены, антимонопольный комитет мог выехать и проверить, мы такого сделать не можем. В рамках наших полномочий мы, если обобщить, можем вмешиваться в рынок в двух случаях: когда есть монополист или группа монополистов и она начинает нарушать закон, злоупотребляя своим доминирующим положением (повышать цены – ред.). И второй случай  – когда есть много игроков на рынке, каждый из которых не занимает доминирующее положение, но вдруг они договорились, допустим, завышать цены. Это сговор или картель – самое страшное нарушение, ведущее к большим штрафам – до 15% от выручки компании за год вплоть до уголовной ответственности.

В остальном есть рынок, есть конкуренция. В РФ существует закон «Об основах регулирования торговой деятельности», который не предусматривает государственного регулирования цен.

Если возник дефицит, предполагается, что цены возрастут, но зато будет товар на полках. Если регулировать цены, то реализуется социалистическая модель экономики, которую мы видели в худшие годы Советского Союза, когда людям из-за низких цен было невыгодно производить товар. Тогда были пустые полки. Мы выбрали другой путь. Пусть товар будет дороже, но он будет. А дальше вступают в силу рыночные механизмы. Кто-то может произвести дешевле, тогда покупатель пойдёт к нему. А у того, кто поставил высокую цену два пути: либо разориться, либо снизить цену.

Фото: Из личного архива/ Станислав Ломакин

Сбить ажиотаж

–Как Вы относитесь к инициативе властей республики о введении госрегулирования цен в Крыму?

– Что сегодня происходит на рынке: допустим, вы производите молоко. У вас есть устоявшиеся связи как с поставщиками сырья для производства молока, упаковки, так и с сетями, которые его реализуют. И вдруг это всё рушится. Вы не знаете, кто вам завтра привезет сырье, вы не знаете, кто его потом упакует, и вы не знаете, на каких условиях сети возьмут ваш товар. Каждый производитель начинает эти риски оценивать и закладывать в цену продукта. С мыслью: «Даже если я не продам какую-то часть, нужно заложить в цену, чтобы та часть, которая продалась, окупила все затраты по этой цепочке». И поскольку нет связей, нет определенности на рынке, каждый действует в силу своего видения, сложившихся отношений с поставщиками и покупателями. В результате доходит до того, что некоторые предприниматели, зная, что они не занимают доминирующего положения на рынке, но видя, что у них покупают товар по большей цене, чем они привыкли продавать, реализуют товар по этой цене (кто ж откажется от прибыли). У нас, например, министерство промышленной политики зафиксировало торговую надбавку на ряд продуктов: от 30 до 100%.

И чтобы сбить эту ажиотажную волну, возможно, наш Совмин посчитал необходимым ходатайствовать перед Правительством РФ о введении регулирования торговой надбавки.  Но это не значит, что Совмин тут же установит торговые надбавки на всю продовольственную группу и скажет – больше никак. Конечно, там наверняка понимают, что это приведёт к дефициту товаров.  Речь идёт о регулировании цен на группы социальных товаров – хлеб, молоко, масло, яйца, мясо – то, без чего человек жить не может. Установление госрегулирования надбавок это функция Правительства РФ. И законом предусмотрено, что Правительство такие торговые надбавки может установить на срок от месяца до шести месяцев, только это должно быть обоснованно. И это право ещё ни разу в крупных масштабах не использовалось.

Мне кажется, что вообще вся проблема Крыма в том, что он не производит достаточно продуктов питания для того, чтобы удовлетворить потребности собственного населения. Мы зависимы: раньше от территории Украины, теперь от материковой части России. Но пропускная способность нашей переправы не позволяет привозить столько грузов, сколько было раньше. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, это создаёт условия для производства продукции здесь. Сейчас в Крыму уникальная ситуация: из-за того, что мы зависимы, цены держатся на таком уровне, что любое производство продуктов питания будет выгодно. А с учетом того, что есть ещё особая экономическая зона, появляется  дополнительная доходность для предпринимателей. Нужно вкладывать деньги, организовывать производство и быстро наращивать мощности. С другой стороны,  краткосрочный эффект транспортной недоступности – повышение цен. Но мы пройдём этот этап. Рано или поздно наше предпринимательское сообщество поймет, что здесь нужно делать свое. Возможности такие в Крыму есть.

– Когда у нас говорят про рост цен, называют причины – транспортные проблемы, политические, задержки на границе и т.п. Но почему-то мало кто говорит о том, что на материковой части России, откуда в Крым поставляется значительная часть товаров, цены ведь тоже выросли.

– Безусловно, мы зависим от них. А раз там цены растут, плюс логистика, конечно, они будут расти и у нас. Если бы мы производители достаточные объёмы продукции собственными силами, конечно, цены были бы ниже. То есть, для того, чтобы снизить цены в Крыму, надо не столько наши торговые сети ругать, которые иногда шалят, но, тем не менее, они не монополисты и не в сговоре находятся, нужно создавать своё производство,  создавать условия, инфраструктуру.

Очереди на паром Фото: АиФ-Крым/ Екатерина Апонина

У нас в Крыму вопиющие вещи! Мы не можем в достаточном количестве произвести своё молоко. Возим машинами. На корабле машины везут с материковой части! Можете себе представить? Человечество давно уже контейнеры придумало и много других дешевых способов, но мы не можем это использовать потому что Украина много лет оставляла Крым без денег на развитие инфраструктуры. У нас площадки в портах не могут двадцатинонные контейнеры принимать, краны не могут их поднять, в каналы у нас не могут зайти большегрузные суда. Это ж все надо выкопать, укрепить, поставить краны. Это все время и деньги. Конечно, Совмин сейчас разработал программу для устранения этих проблем, но Совмин это не все. Должна быть предпринимательская инициатива какая-то.

Выявим – сообщим

– Выявлены ли сейчас в Крыму монополисты и картели?

– Картелей мы пока не видим. Надо сказать, что крымский рынок, особенно продуктовый, конкурентный. За счёт того, как раз, что здесь нет крупных производителей, но есть много мелких и средних. Они между собой в принципе договориться не могут, потому что их очень много. А если договорятся, об этом быстро станет известно. 

Есть у нас на рынке доминирующие игроки, есть возбужденные дела, в том числе, и по продовольственным товарам. Надо понимать, что существуют разные способы злоупотребления доминирующим положением. Есть просто – повышение цены. Есть ряд других злоупотреблений, влияющих на обращение товаров. К примеру, вы производитель-монополист продаете товар всем реализаторам на полуострове. И вдруг вы кому-то даете скидку на товар 10%,  а мне – накрутку 10%. Понятно, что я буду в заведомо менее выгодных условиях, чем мой конкурент. То есть, у монополиста есть рыночная власть.

К примеру, летом в Крыму  были значительные скачки цен на мясо птицы, кто-то их заметил, кто-то нет. На наш взгляд, это прямое следствие действий производителя, который на тот момент имел доминирующее положение на рынке. Конечно, мы вмешались, запросили документы, увидели признаки нарушения антимонопольного законодательства. Сейчас дело близко к завершению, как только мы примем по нему решение, сообщим.

– Сколько времени уходит на рассмотрение подобных дел?

– Срок проверки составляет от двух месяцев до полугода. Экономически обосновать долю на рынке, а также выявить монопольно высокую цену  достаточно сложно.  Нужно проанализировать большой объем документов и факторов, которые влияли на производителя, когда он эту цену устанавливал. При этом мы свято чтим права проверяемого лица. Когда  мы проверяем предпринимателей, мы априори считаем, что они добросовестные и их права защищаем.

Если мы не доказали, что они нарушили антимонопольное законодательство, конечно мы не должны говорить о том, что они в чём-то виноваты. Это ненужный ажиотаж на рынке, это препятствие для торговых связей.

Кроме того, учитывая общую ценовую ситуацию на продуктовом рынке, мы, выполняя поручения ФАС России, внимательно изучаем ценообразование на всем пути следования товара по цепочке: производитель – оптовый продавец – дистрибьютор – продуктовый магазин. И если в ходе этой работы обнаружим признаки нарушения законодательства, обязательно будем применять меры антимонопольного реагирования и сообщать об этом СМИ и общественности.

– У нас на рынке есть монополист, видимый «невооруженным глазом» – Единая транспортная дирекция, которая правда сейчас передала часть своих полномочий Минтрансу республики. Мы знаем, что проверки в отношении ЕТД УФАС проводило, в частности по факту включения в тариф стоимости питания.  Каковы их результаты?

–У них было выявлено несколько нарушений. Плата за питание, это не столь крупное. По этому вопросу мы выдали предписание, они поняли, что были не правы и исправили все в полном объеме, нам отчитались. А по всем остальным вопросам проверка продолжается. Эта тема очень долгая. То, что ЕТД передала часть полномочий Минтрансу, не отменяет её нарушений, который она совершила до передачи.

Заправки под контролем

–Ведётся ли в Крыму мониторинг цен на бензин и есть ли у нас  на этом рынке монополисты?

– Мы такой анализ проводим, мы обязательно смотрим за долей рынка каждого игрока в режиме реального времени. Бензин входит в затратную часть любого продукта. Даже там, где он не требуется для производства, он необходим для транспортировки.

Крымские реализаторы – сети АЗС также зависимы от производителей бензина, расположенных на материковой части России, как и реализаторы некоторых продуктов питания. Что происходит: производит завод определенную партию бензина. После этого он передает его дистрибьютору, который распределяет бензин по всем АЗС, после этого оно попадает перевозчику. Дальше – хранение. Это целая цепочка затрат, которая в том числе включается в стоимость бензина. Плюс ко всему, надо всегда помнить, что правительство РФ отказалось от ряда налогов, заложив их эквивалент в акциз на топливо. В цене на наше топливо очень большая часть акцизов, зато автомобилисты не платят ряд налогов. Поэтому у нас цена на топливо не совсем прямо зависит от мировых цен на нефть.

В целом, в Крыму цена бензина сильно не изменяется ни в сторону уменьшения, не в сторону увеличения. На протяжении всего времени работы УФАС на полуострофе рынок менялся, менялись собственники, количество сетей АЗС, меняли те, кто хранит топливо, кто перевозит и поставляет. Тем не менее, общая картина сложена. У нас есть три компании, у которых есть признаки доминирующего положение по реализации того или иного вида топлива. На сегодняшний день мы понимаем, кто какую долю рынка занимает, мы внимательно следим за тем, как у них образовывается стоимость. И пока признаков того, что они злоупотребляют доминирующим положением, не видим. Как только увидим нарушения, мы сразу же сможем возбудить дело. Тут нам нужно будет минимум времени, чтобы принять это решение.

– Ещё в конце 2014 года крымские интернет-провайдеры предупредили о том, что в 2015 году на территории полуострова будет повышаться стоимость их услуг. Есть ли у них основания для такого повышения цен?

– Сейчас единственный поставщик большого трафика в Крым одна компания, которая близка к естественной монополии – Ростелекому. Она предоставляет общий трафик. Во-первых, цена здесь поднялась, потому что надо было провести кабель через пролив, проект окупить. Второе: все кабели наших провайдеров ведутся, в основном, через канализацию. За аренду этих каналов плату взимает субъект или муниципальное образование – город Севастополь, например, который в 39,5 раз поднял аренду за прокладку кабеля. Представляете, если цена аренды так возросла, что провайдер должен в убыток себе работать? Он просто не будет работать. Мы с этой ситуацией тоже сейчас очень плотно будем разбираться, посмотрим, может это, обоснованное, конечно, желание поднять плату, а может быть нет.

Но основные причины повышения стоимости интернет-услуг а Крыму: это повышение платы за основной трафик и платы за аренду. Есть ещё ряд моментов, которые характеризуются отличиями деятельности всех провайдеров на территории России и Украины. В РФ к ним есть определенные требования, которых не было на территории Украины. Они тоже предусматривают вливания некоторых денежных средств. Поэтому сейчас нельзя сказать, что провайдеры сговорились и повысили цены. По экспертной оценке, даже, если сегодняшние цены в Крыму на телекоммуникационные услуги повысятся, они всё равно будут ниже, чем, например, в Краснодарском крае.

Фото: shutterstock.com

Переходный период продлён

– Госпредприятия УФАС также может контролировать?

– Для нас нет разницы государственное это или частное предприятие.

– А «Крымхлеб» проверяете, например?

– Когда по хлебной продукции были вопросы и был скачок цен на социально значимые сорта, мы предметно этим занимались и установили, что доля рынка у «Крымхлеба» недостаточна для того, чтобы признать предприятие монопольным. Он главный производитель в Крыму, но не монополист. Дело в том, что когда мы оцениваем рынок, мы берем в расчет ещё и завоз. То есть даже если ты один производитель на территории республики, но другие заводы привозят сюда свой продукт, ты никак не монополист – ты не может влиять на цены.

–Переходный период завершился, но остались ли какие-то послабления в антимонопольной сфере для Крыма?

– Переходный период не завершился в Крыму для сферы госзакупок. В России государственные закупки регламентируются 44-м Федеральным законом. Общий смысл следующий: есть 5 электронных площадок, которые выбрало правительство. Там размещаются требования заказчика для товара, который он хочет купить. Дальше он не видит, кто приходит и хочет торговаться за этот заказ – видит только номер участника торгов. Он даже не знает, сколько их. Площадка их тоже не видит. Таким образом, исключается сговор заказчика с исполнителем. Выиграет тот, кто на электронной площадке предложит меньшую цену за это же качество.

У нас по этому вопросу пока переходный период сохраняется до 1 июля. То есть сейчас 44 ФЗ в Крыму руководствуются федеральные органы исполнительной власти: мы, Росфинаннадзор, МВД, прокуратура и другие. Для субъекта РФ – Совмина, министерств ведомств и Крыма и города Севастополя переходный период продлен до 1 июля 2015 года, а для муниципальных образований – до 1 января 2016 года. То есть сейчас Правительство Крыма проводит закупки, руководствуясь 190-м постановлением Совмина: то есть тоже с торгами, но не электронными. С 1 июля они смогут что-то купить только на электронной площадке, таким образом будет обеспечена экономия бюджетных средств.

Горячая линия на сайте ФАС РФ Фото: Пресс-служба УФАС по Республике Крым и городу Севастополю

– Часто ли в крымское УФАС обращаются обычные граждане?

– Бывает очень часто, что люди на эмоциях пишут заявления, не указывая конкретные факты. Вопиющий случай: пишет гражданин, что поехал к родственникам на дачу, зашёл в магазин, увидел, что все цены поднялись – разберитесь. Куда он поехал, в какой населенный пункт, в какой магазин он зашел, какие цены повысились – ничего не написано. Таких эмоциональных заявлений очень много. И массы подробностей, которые нам нужны для того, чтобы мы получили основание для проверки, в них нет. А мы не можем внеплановую проверку провести просто потому, что нам захотелось. У нас есть ряд оснований. Одним из них является обоснованное заявление – гражданина, юридического лица, органа власти – неважно. В нем должны быть изложены определенные сведения. К сожалению, большая часть заявлений, которая в прошлом году приходила по продуктам питания не содержит таких оснований. Но при этом к концу 2014 года и сейчас уже можно сказать, что ситуация исправляется – люди пишут конкретику.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество