aif.ru counter
11323

«Нарыв» у границы. Опасен ли для Крыма вооружённый батальон Ислямова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Крым № 27 06/07/2016

Их сейчас меньше 40 — почти столько же, сколько разбойников в сказке про Али-Бабу. Не более 500 человек, как заявляли в январе этого года, не «почти 300», как было озвучено месяцем позже. И даже не 100, «к которым каждый день присоединяется по 3-5 желающих». Но тот самый, созданный Ленуром Ислямовым батальон, с которым, как он обещал, зайдёт в Крым и устроит здесь «зачистку», ещё существует. И сидит вплотную к крымской границе.

Бывший бизнесмен, а ныне фигурант не одного уголовного дела в конце прошлого года организовал подрыв ЛЭП, устроив полуострову «тёмную», инициировал блокаду поставки товаров с украинской территории. Так стоит ли сбрасывать его личную маленькую армию со счетов как потенциальную угрозу для крымчан и гостей полуострова?

Керченская переправа пока не построен Крымский мост – единственная связующая между полуостровом и материковой Россией, не считая авиасообщения.
Пока не построен Крымский мост, Керченская переправа – единственная связующая между полуостровом и материковой Россией, не считая авиасообщения. Фото: АиФ-Крым/ Екатерина Апонина

Могло получиться?

Жители Крыма улыбались, когда слушали заявления Ленура Ислямова о грядущей морской блокаде, шутили о том, на каких плавсредствах — надувных матрасах, или рыбацких лодках, выйдут в море его подчинённые. А теперь убедились: реальная угроза была.

Доказательства того, что диверсия готовилась, предоставил Эрнест Аблязимов — крымчанин, который около месяца пробыл в том самом батальоне, сформированном Ислямовым. 

«В Херсонскую область я отправился к другу, рассчитывал, что будет возможность заработать, — рассказал он. — Но не добрался, сразу за пунктом пропуска увидел палатки, зашёл погреться. Познакомился с ребятами, они предложили остаться: мол, тут тоже можно заработать. Через несколько дней меня пригласили к Ислямову, дали подписать контракт. В нём указывалось, что я вступаю в ряды участников гражданской блокады Крыма, мне будут платить зарплату 8 тысяч гривен (около 20 тыс. руб.)».

Эрнест вместе с другими обитателями палаток останавливал и проверял машины, которые ехали в Крым или обратно, изымал вещи и продукты, которые, по мнению организаторов блокады, везти было нельзя. Регулярно, сообщил Эрнест, приходил имам. «Он рассказывал, что мы, крымские татары, должны здесь все собраться, чтобы однажды зайти в Крым и вернуть свою родину», — объяснил Аблязимов.

Условия в палаточном лагере были спартанские, обещанные казармы так и не начали строить. Спали на деревянных помостах — кто в спальнике, кто без. Оба паспорта — а Эрнест взял с собой и российский, и украинский, отобрали, постоянно напоминали, что дорога в российский Крым отныне отрезана — там «светит» огромный срок за само пребывание в батальоне.

Но Эрнест Аблязимов твёрдо решил вернуться домой, и когда его, человека далёкого от морского дела, назначили капитаном рыбацкой фелюги и озвучили задание, принялся снимать на видео и само судно, и его странный груз, и свою команду. Крымчанин хотел, чтобы российские правоохранители ему поверили. Для выхода в море (к счастью, разбросать трос не удалось из-за поломки судна), ему вернули украинский паспорт — поэтому он и смог, как только представилась возможность, пересечь границу. 

Уже после того, как информация о готовящейся диверсии была обнародована, эксперты обсуждали, могла ли она в теории стать успешной. Что произошло бы, если бы в фарватере Керченского пролива оказалось 1,3 километра чуть притопленного стального троса, действительно ли могли пострадать паромы и находящиеся на них люди?

Но сам Ленур Ислямов утверждал, что о диверсии речи не было — на судне находилось оборудование для мидийной фермы: мол, так собирались зарабатывать деньги на содержание того же батальона. Что-то новое в марикультуре: выращивать моллюсков там, где постоянно ходят суда и кому-то сбывать продукт, вобравший в себя чуть ли не всю таблицу Менделеева. Да ещё использовать стальные тросы вместо капроновых.

Жители Херсонской области страдают от многочисленных военизированных формирований Фото: Wikimedia commons/ Рицко Ігор

С «Волками» жить…

Экс-депутат Верховной рады Украины и один из немногих жителей Херсонской области, которые не опасаются общаться с прессой, Алексей Журавко объясняет: радости от существования батальона Ислямова не испытывает здесь никто. В том числе и издавна живущие здесь крымские татары — мирные люди, занимающиеся сельским хозяйством. 

«У нас вызывает опасение и то, что в Херсонскую область заехало много иностранцев, в том числе из радикальных организаций — таких, например, как «Серые волки», наёмники, воевавшие в Сирии, есть чеченцы радикального толка, — сообщил Алексей. — Они на границе не сидят, а расселены по всей Херсонской области: Виноградово, Чаплынка, Каланчак, Голая Пристань, Скадовск. Многие вообще не говорят ни по-украински, ни по-русски, но им в рекордные сроки выдаются украинские паспорта. Если учитывать этих людей, группировка получается большая — около 500 человек. Вероятно, они проходят обучение, откуда-то из-за рубежа идут средства на их содержание».

Периодически организаторам привлечения радикалов приходится ездить с отчётами в Турцию, но, видимо, как раз батальон Ислямова покровителей не радует — скорее всего, часть выделенных на него денег идёт мимо тех, кто сидит в палатках.

Дежурство на границе как способ подзаработать?
Дежурство на границе как способ подзаработать? Фото: пресс-служба Херсонской ОГА

Зачастую кормиться аскерам (так называют бойцов батальона, получившего название «Аскер», что в переводе с тюрского означает «армия» или «солдат», - прим.) из палаточного лагеря приходится за счёт проезжих и местных жителей. А последних обирают и конкуренты из расквартированных в районе Чонгара и Чаплынки других военизированных формирований — «Азова», «Днепра», «Донбасса». Они грабят и терроризируют местных жителей, отбирая деньги, продукты, сельхозтехнику. А есть ещё, по словам Журавко, солдаты из Вооруженных сил Украины, которые тоже «трясут» селян — потому, что государство держит их на скудном пайке. Пожалуй, для самих херсонцев вся эта пёстрая компания, куда разорительнее батальона Ислямова.

А для Крыма? Конечно, аскеры бывшего вице-премьера не войдут маршем на полуостров. Тем более, что батальон тает на глазах. Но Ислямову нужно демонстрировать свою активность, реальные дела. Воздушные шарики и плакаты для его покровителей — не аргументы для увеличения финансирования. Значит, людей из палаток можно использовать для других акций, на суше и на море.

Комментарий

Председатель Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан РК Заур Смирнов: 

«Совсем недавно президент Украины угрожал нам бомбардировками. Думаю, угроза не ослабнет до тех пор, пока у власти находятся люди, открыто призывающие к конфронтации. И на этом фоне появление и процветание таких добровольческих отрядов — иначе как незаконным бандитским формированием мы их назвать не можем, закономерно. Власть имущие свой имидж давно формируют на популяризации войны, считают основным принципом самоутверждения ведение боевых действий с собственным народом. И нам, как соседям из сопредельного государства, есть о чём переживать.

Конечно, формирование батальона Ислямовым представляет определённую угрозу. Другой вопрос, что угроза эта прогнозируемая, и носит чисто популистский характер. В Крыму приняты все меры для того, чтобы крымчане и гости полуострова чувствовали себя спокойно.

Думаю, что все мы должны все вместе действовать, не допускать, чтобы это формирование пополнялось крымчанами. Я знаю, что сейчас много жителей республики обращается в Духовное управление мусульман Крыма, чтобы помогли вернуть обманутых родственников. Мы вместе с правоохранительными органами готовы обеспечить условия для их возвращения».

Отряд Ислямова во многом напоминает ИГИЛ, так что Украине есть чего опасаться, считает заместитель муфтия Крыма
Отряд Ислямова во многом напоминает ИГИЛ (запрещенная в РФ организация), так что Украине есть чего опасаться, считает заместитель муфтия Крыма Фото: кадр видео на youtube

Заместитель муфтия мусульман Крыма Эсадуллах-хаджи Баиров:

«То, как Ислямов демонстрирует и популяризирует свой так называемый отряд, напоминает сценарий, которым пользуется ИГИЛ: камуфляжная форма, закрытые лица, религиозная исламская символика. Обязательно — запугивание, через, например, СМИ: «Мы придём, мы с вас спросим, вы нас ждите каждый день».

Новичок приехал — у него отобрали документы, лишили возможности отступить, обезличили, превратили в «растение», у которого ничего своего нет. Это тоже стиль работы игиловских вербовщиков. Я не исключаю, что консультантами работы, которую проводит Ислямов, как раз выступают те же люди, что сейчас на территории Украины вербуют мусульман в ряды ИГИЛ. Поэтому, думаю, властям Украины есть к чему присмотреться, над чем задуматься. И понять, что, прежде всего, угроза от таких отрядов — для самой Украины, украинского народа».

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах