aif.ru counter
9700

«Крым не ведает страха». Полуостров глазами гостя с Урала

«Нас и жителей Крыма никогда и ничего не разделяло. Один народ, одна история, одно будущее», – считает уроженец Пермской области.
«Нас и жителей Крыма никогда и ничего не разделяло. Один народ, одна история, одно будущее», – считает уроженец Пермской области. © / Валерия Лисовская / АиФ-Крым

Нас никогда и ничего не разделяло

Алексей Дубровин. Фото: Из личного архива

«На границе тучи ходят хмуро», – помню распевали мы с ребятами в школе. Пришло время, и судьба забросила меня на два года на южную границу СССР. Родными стали зелёные погоны, такого же цвета фуражка и личное оружие – РПК (ручной пулемёт Калашникова). Служить довелось на Памире (Мургабский погранотряд), затем – на Тянь-Шане (Пржевальский погранотряд). Дозоры, марш-броски, почти ежедневные стрельбы. Чистили с сослуживцами после стрельб оружие и распевали всё же строки: «На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят…». Два года пролетели стрелой, и старшиной запаса погранвойск 27 мая 1981 года отправился на родину – в милое сердцу Прикамье. 

К чему вспомнил слова песни? Собственно, я их и не забывал никогда. Но приехав в январе 2016 года в крымский город Армянск, первым делом взглянул на тёмное небо. Низкие тучи поливали округу холодным январским дождём, промозглый ветерок, совсем не пахнувший морем, раскалёнными песками и солнцем, основательно продувал. Мог ли я подумать прежде, что именно здесь мне на ум придут всё те же строки: «На границе тучи ходят хмуро…» Граница. Для России шаги по её созданию стали необходимостью через волеизъявление крымчан. Теперь мы вместе, впрочем… нас и жителей Крыма никогда и ничего не разделяло. Один народ, одна история, одно будущее.  

Помню этот крымский город ещё советским (с 1985 года приезжал погостить к родственникам), в 90-х годах минувшего века застал Армянск крымским в составе Украины. Но заселённый многочисленными выходцами с Урала город продолжал в те годы жить и говорить на русский манер. Ныне мои родственники упокоились на местном кладбище, и, собравшись, проехал я тысячи километров, чтобы поклониться могилкам дорогих мне людей. Намереваясь отправиться в путь-дорогу, поначалу сомневался, пустят ли в город (оказался ли он в погранзоне?), можно ли доехать без пропуска на кладбище? Пограничное братство выручило. Действующие уральские пограничники связались с сослуживцами с КПП «Армянск», которые не оставили без внимания мои вопросы и дали советы по поездке. И вот цель достигнута – живые цветы легли у памятника, а у меня появилась возможность прогуляться по Армянску и пообщаться с людьми.  

Трудности не пугают

Празднование годовщины Общекрымского референдума. Фото: АиФ-Крым/ Екатерина Апонина

Разговоры о жизни, о настроении людей я вёл на улицах города, в магазинах, на местном рынке, пил чай в гостях у старожилов города. Довелось поговорить и с представителями правоохранительных органов и, конечно, с местными офицерами погранслужбы России. Ничего особенного не спрашивал. На рынке разговорился с покупательницей Ольгой. Работает учителем в одной из школ. Спросил об её отношении к тем трудностям, которые переживает Крым в части временного отключения электричества. «Привыкли. Началось подобное ещё при Украине, но мы не верили, что может что-то измениться в лучшую сторону, – сказала Ольга. – С вхождением Крыма в состав России поверили в будущее. Муж считает дни до полного энергообеспечения крымских городов и посёлков. Боимся ли? Нет! С приходом в Армянск российских пограничников страх покинул наши сердца. Мы живём под их надёжной опекой и защитой. Вы с Урала? У меня много знакомых, чьи родители приехали сюда из ваших мест».  

Одна из постоянных посетительниц местной церкви Валентина пригласила меня к себе на чай. «Душа болит не за себя. Мы знаем, что без проблем жизни не бывает, но искренне страдаем, что украинцы «там» серьёзно верят всему тому, что им вещают украинские правители и «каналы». Нас, проживших в Армянске многие десятилетия, поднявших стены местного завода «Титан», они не признают. Но если разобраться, то современный город создавали силами всего советского народа, и не выделяли здесь ни армян, ни татар, ни русских, ни башкир, ни украинцев. Градообразующее предприятие «Титан» (родственное аналогичному в городе Березники Пермского края) строилось специалистами, приехавшими из уральских городов Березники, Соликамска, Нижнего Тагила, Перми. И возникает вопрос – а где здесь «едина» Украина? Безусловно, в родственных связях она присутствует в небольшой доле, но в целом Армянск – город на 90 процентов русский, и, следовательно, таковым останется». «А есть ли среди жителей те, кто думает иначе?» – спросил я. Муж Валентины – Леонид – рассмеялся: «Пришли мы с женой с референдума по воссоединению с Россией. Между собой удивились, как много людей стояло в очереди, чтобы проголосовать. Ни одного военного, тем более вооружённого, мы не увидели. Когда итоги услышали, то немало были ошарашены брюзжанью соседки: «Как вам было не голосовать, когда вас под автоматами согнали…» Есть среди жителей недовольные вхождением Крыма в состав России, но их единицы. Трудности нас не пугают. Отключили вечером свет. Ничего! Фонарь зажигаем, о жизни говорим. Всё уладится, у нас, крымчан, появилась настоящая вера в спокойное будущее!» 

Лейтенант полиции Василий оказался немногословен. «Скрывать не буду. До присоединения к России страх был. Не за себя. За семью. Мы видели, что происходило в Киеве, в Одессе. Нет, преступные приказы исполнять бы не стал. Сейчас служу спокойно, – Василий улыбнулся. – Задумался о нормальной карьере по линии службы. Всего доброго! Уралу привет!» 

Граница на замке

Настроение моё набирало градус (не в смысле спиртного, хотя без стопочки в ходе одной из встреч не обошлось). Нет. Меня реально радовали эти доброжелательные люди, совершенно безмятежно гулявшие по улицам под проливным дождём. Одно оружие заметил в их руках – зонты. Радовали люди своим оптимизмом, верой в завтрашний день. Не могу не сказать несколько слов о тех собратьях по оружию, которыми все эти годы считаю людей в зелёных фуражках. Более тридцати лет минуло, как демобилизовался. Моя фуражка дома прибрана, но каждый год 28 мая она украшает мою седую голову. Впрочем, как и у сотен тысяч других.  

Итак, пограничники Армянска. Кто они? Михаил. Крепко сбитый улыбчивый молодец. Не скажешь, что парень уже в звании майора. Кстати, звание получил в 2016 году за поимку особо опасного преступника, который, убив несколько человек на сопредельной территории, бросился скрываться под Армянском. Не успел. Шансов успеть не было однозначно. Михаил брал его лично, рисковал. «Служить нравилось всегда, – рассказал Михаил. – Здесь места очень красивые, один турецкий вал чего стоит. В Армянске чувствуем пульс границы. «Та» сторона на выдумки и провокации идёт, не задумываясь о простых людях: то ЛЭП взрывает, то вот бандюков их приходится задерживать. Перекрыли украинцы канал с водой и рады: «Заливает херсонские огороды, зато Крыму плохо». Глупо. Справятся крымчане с этой проблемой, сомнений нет. Россия своих не бросает».  

Российско-украинская граница в Крыму. Фото: АиФ-Крым/ Валерия Лисовская

Старший офицер по имени Алексей. Приятная внешность. Ему бы докторскую готовить: взгляд профессора, ум аналитика, манера общения интеллигента из рода русских дворян до седьмого колена. Алексею чуть за тридцать, а он сменил за пору военной службы десяток (если не больше) погранотрядов. Опыт огромный. Беседуем в выходной день, а Алексей и дома толком не был, за что получил выговор от сынишки: «Ты бы, папа, не приходил домой. Я тебя почти не заметил за эти несколько минут». «Что делать, служба, – просто объяснил мне Алексей. – КПП обустроили до нормального рабочего состояния, но впереди ещё много планов. О них, – Алексей улыбнулся, – естественно, рассказывать не буду. Обстановка сложная, но контролируемая. Плохо, что «та» сторона ни о каком взаимодействии думать не хочет. Передавали им их «бойца», в пьяном состоянии притопавшего к нам на КПП. Мы его, разумеется, задержали. Документы составили. Я украинскому офицеру во время передачи «бойца» козырнул: «Здравия желаю!», а представитель «той» стороны даже рук из карманов вынуть не удосужился. Это офицер?! Мозги «там» «промыты» даже пограничникам. Но и тех хотят заменить на «добровольческие батальоны освобождения Крыма». Госграницу отдавать на откуп неизвестно кому?» Алексей в недоумении покачал головой. Но лицо его оставалось спокойным.

Досье
ДУБРОВИН Алексей Александрович родился в 1961 г. в г. Очёре Пермской области. После службы в пограничных войсках КГБ СССР обучался на подготовительном отделении Пермского государственного университета и в 1982 поступил на юридический факультет. Подполковник запаса. Автор более десятка разножанровых книг. Член Союза писателей России (2011).

Мне, в свою очередь, подумалось, что наши офицеры и прапорщики полностью уверены в своих силах, всяким провокациям отпор будет дан однозначно жёсткий. На мой вопрос о старом пограничном приёме – охранять границу в сотрудничестве с народом – Алексей ответил: «Нам прекрасно известно, что местное население нас, пограничников, поддерживает. Люди помогают, и помощь эта абсолютно добровольна. За «незваными гостями» есть кому присмотреть».  

Я крепко пожал руку офицерам. «Передайте уральцам, что граница на замке», – улыбнулись на прощание мои собеседники. «Обязательно!» – ответил я.  

Приблизилась пора попрощаться с Армянском, а затем и с Крымом. Подходя к автостанции, снова взглянул на небо. Всё те же тучи раскидывали дождевые струи. Пусть льёт! Вода нужна земле. Прекрасный край, прекрасные люди-труженики. Молодые и пожилые, гражданские и военные. Их сердца не ведают страха. Крым сегодня, завтра и навсегда остаётся под надёжной защитой его жителей и, конечно, приехавших со всех концов матушки-России пограничников и представителей других родов войск. До новых встреч на доброй крымской земле! И спасибо за любовь, участие и доброту, которую излучают ваши бесстрашные сердца! 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах