aif.ru counter
178
Рейтинг вопроса
0
+ -

Где служили крымчане?

Категория:  Архив
Ответ редакции

Писатель, ответственный  секретарь Союза писателей РК, главный редактор газеты «Литературный Крым» Вячеслав Килеса:

— В 1972-74 годах я служил в 76-м гвардейском полку в Тирасполе. Попал в армию после окончания Одесского университета, в звании лейтенанта гвардии, после военной кафедры. Был такой себе лейтенант, весь горячий, устав наизусть знал. В армии, конечно, было разделение на молодых солдат и старослужащих, которые вели себя как хозяева. А я, как только там появился, нашел земляка, парня из Симферополя. Смотрю, ночью мой этот земляк моет пол, а я знаю, что его смена отдыхает. Я говорю: в чем дело? А он: ничего-ничего! А у нас был солдат Бондаренко – одессит, верзила, со шрамом, чувствовалось уголовное прошлое. Смотрю — его наряд, а он спит. Заставил его подняться. Ближе к утру, пошел проверять наряды. Обхожу склады, стоит часовой, подхожу ближе — а это мой Бондаренко. «Стой, кто идет!» — и передергивает затвор. А нам как раз рассказали случай, когда часовой застрелил проверяющего, который решил подползти к посту. Часовому тогда за бдительность и действия по уставу дали награду. Ну, думаю, сейчас будет весело: ему медаль, а мне — гроб. Постоял я, потом повернулся и пошел. Думаю, будет стрелять, пусть стреляет в спину. Отошел немного, потом поворачиваюсь, а он автомат опустил и уже смеется: «Товарищ лейтенант, вы чего устав нарушаете?» После этого мы стали друзьями.

Политический деятель Крыма, доктор исторических наук Леонид Грач:

— В 60-е годы, времена моей молодости, считалось, что если тебя не призвали в армию по болезни, это позор. Когда меня в 1967 г. в Житомире призвали служить в армию, в военкомате сказали: поедешь служить в Севастополь, в зенитно-ракетные войска. Привезли нас в воинскую часть на Каче. Казарма стояла на обрыве, и утром мы проснулись от странного шума, когда встали, увидели огромное бушующее без границ море. Мне повезло, что полковник Безмельцев Виктор Михайлович, новая «поросль» в армии, интеллигент, что-то во мне заметил и взял меня под своё крыло. Помню, 31 декабря он меня вызывает, а у него уже сидит директор подшефного детского садика – Мария Федоровна, Марфа, как ее называли. И тут выясняется, что я забыл о поручении, найти парня из дивизиона, который бы пошел на утренник Дедом Морозом. Так мне пришлось самому выступать в этой роли. Дали бороду, на бушлат – халат, и пошёл я подарки раздавать. Всё было хорошо, но в старшей группе меня разоблачили: подбегает мальчуган, распахивает халат и кричит: «Это не Дед Мороз, это — сапог!» А в Севастополе в то время «сапогами» звали всех военнослужащих кроме моряков (они ходили в ботинках). Я расстроился, воспитатели кинулись меня успокаивать, а одна из них как-то по-особенному меня придержала за руку. Впоследствии она стала моей женой.

Фото: пресс-служба Южного военного округа

Актёр и режиссёр Крымского академического театра кукол Виктор Кокуев:

Я служил во внутреннийх войсках МВД, это был 1980 год. Мы охраняли зону усиленного режима в Архангельской области. Потрясающая природа, снег, лес, в нём медведи и лоси, а комары готовы тебя съесть. Ни одного поселения в радиусе 200 километров. В лесу заключённые пилили лес, а мы охраняли периметр. Помню, как-то был дневальным мы стояли на дежурстве 23 февраля. Форма — парадная, ремни затянуты крепко — первогодкам, «молодым», так полагалось. Чтобы его снять нужно было засунуть палец снизу или сделать глубокий вдох, втянув живот. И вот после дежурства отправились поесть. Обед праздничный, наготовили вкусного борща, целую кастрюлю, а нас всего трое. Съели одну тарелку, другую, третью… А после пятой решили, что не худо бы расстегнуть ремни. А они не расстёгиваются! И живот не втягивается, палец под ремень тоже не пролазит: делаешь вдох — и борщ поднимает вверх! Пришлось пожертвовать борщом...Я служил во внутреннийх войсках МВД, это был 1980 год. Мы охраняли зону усиленного режима в Архангельской области. Потрясающая природа, снег, лес, в нём медведи и лоси, а комары готовы тебя съесть. Ни одного поселения в радиусе 200 километров. В лесу заключённые пилили лес, а мы охраняли периметр.

Главный режиссер театра имени Луначарского (Севастополь) Григорий Лифанов:

— Я служил в Германии, в городе Магдебурге, в войсках связи в 1984 году. В молодости кажется, что всё тебе под силу, меня спрашивали в военкомате, куда бы я хотел пойти. Я попросился… в Афганистан, сейчас понимаю, что был идиотом. Но меня отправили в Германию. Брат старший служил в Чите, как раз пришел из армии, рассказывал такие страсти, что я с опаской шёл на службу. Но всё оказалось не так страшно, тем более, что в Магдебурге была возможность пойти в увольнение с прапорщиком или лейтенантом. Для меня оказаться в центре Европы с готической архитектурой, с людьми говорящими на немецком, было поразительно. Это мне прибавило нового опыта и впечатлений. Одним из запоминающихся мест была наша столовая, солдаты туда бегали по ночам — не угадаете, зачем. Картошку жарить! У каждого организм молодой, постоянная физическая нагрузка, сколько не корми, всё есть хочется.

Повар был в почете, как и почтальон — ждали солдаты писем. Приходили весточки от родителей, родственников и любимых. Со временем за хорошую службу меня отправили домой, в отпуск, а я опоздал на пересыльный пункт в Бресте, пришлось ночевать в подъезде. Меня изменила служба в армии, но вспоминаю её лишь как хорошую школу жизни.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах