Примерное время чтения: 6 минут
1335

«И сдам снова в детдом!» Блогерша снимала странные ролики о приёмных детях

Татьяна Алексеева заявляла, что боится своих детей.
Татьяна Алексеева заявляла, что боится своих детей. / НТВ / Кадр из видео

«Вообще-то я этот унитаз планировала выбросить и поставить новый, поэтому и не чистила. Но раз пошла такая пьянка... Я заставила его отмыть. Губкой у неё не получилось... Покажи, что я дала тебе?» Склонившаяся над унитазом девочка вытаскивает и демонстрирует ежик для мытья посуды. И снова погружает голую руку в загаженную сантехнику.

Несколько видеороликов — от того самого «унитазного унижения» до короткого общения с девочкой с обещанием «свести к психиатру», монолог женщины о том, как она «закидала тапком» дочь, прогремели на всю страну. Они были выложены в блоге 51-летней Татьяны Алексеевой, воспитывающей пятерых приёмных детей. С очень недавних пор — крымчанки, жительницы Ленинского района. Ролики отыскало и опубликовало у себя одно из популярных интернет-изданий. Как дальше развивались события узнали krym.aif.ru.

Не глянцевая картинка

Мгновенно отреагировали в Министерстве образования, науки и молодёжной политики Крыма. Полиция выехала на место, составила протокол за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Впереди — рассмотрение дела на административной комиссии. Приёмная мать обвиняется в ненадлежащем исполнении родительских обязанностей.

Недавно женщина переехала в Крым из Нижневартовска. Возможно, смена региона была связана с тем, что у органов опеки ХМАО накопилось много вопросов по этой семье.

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Югре Ольга Абмайкина сообщила, что весной женщина продала дом и уехала в Крым на ПМЖ. Ранее опекуншу привлекали к ответственности в августе 2022 года за нанесение побоев своему подопечному ребенку.

Два года назад в Нижневартовске всем миром искали ту самую девочку из видеоролика, которой было тогда одиннадцать лет. Она далеко от дома не ушла: просто провела сутки неподалёку, в заброшенном доме. До этого случая она также сбегала. Совершил побег и другой ребёнок. Ещё один травмировался бытовой техникой, а после лечения в семью не вернулся...

Видеоролики семейной жизни Татьяна выкладывала в своих каналах. Разные. И посещение океанариума, и семейные праздничные прогулки, и путешествия, и детей, которые несут ей букеты цветов. Показывала, как дети умеют хозяйничать, что-то делать своими руками. Не самым приятным моментам, как ни странно, тоже находилось место в блогах. Ссоры и споры, обиды на мелкие пакости, недоумение от того, что дети будто и не осознают последствий своих шкод. И искренне потом предлагают: «Можно поцеловаться?.. Спокойной ночи, мама».

Не совсем понятно, почему Татьяна не удовольствовалась, как многие, «лакированной картинкой» своей семейной многодетной жизни, зачем нужно было выкладывать на всеобщее обозрение свои срывы, демонстрировать унижение, ругань. После того, как вспыхнул скандал, она успела опубликовать ещё одно видео — свой ответ недоброжелателям. Заявила, что детей не бьёт, а своеобразные методы воспитания — мера вынужденная, иначе никак.

Но народная реакция была бурной и однозначной. Детей — жалко, приёмная мать воспитывать их дальше не может. Это если в самых мягких выражениях.

Детей действительно жалко. И рукой в грязный унитаз — не метод. Тапки тоже. И взрослый человек, орущий и раздражённо отгоняющий скучающего ребёнка, поступает не лучшим образом. Заявления же, что дети с хроническими заболеваниями должны сами контролировать приём лекарств, должно возмутить каждого нормального родителя.

Оправдать нельзя. А попытаться понять?

«Я её боюсь!»

По публикациям в телеграмм-канале Татьяны о буднях многодетной мамы, картина вырисовывается печальная. Виден человек, который не рассчитал своих сил, не справился, запутался.

Осенью прошлого года блогер опубликовала там записи аудисообщений к своей подруге.

После отпуска: «С каждым днём все хуже и хуже, просто нету сил.... Я боюсь, что одна, отдохнувшая, просто не захочу вернуться в этот ад».

О ситуации вообще: «Что натворили мои дети? Они обворовывают меня каждый день. И после этого идут, обнимают, целуют, говорят, что любят, пишут мне красивые слова, рисуют мне рисунки. И тут же идут меня обворовывать. Да мне не жалко этих денег, не жалко! Меня пугает, что будет дальше. Они утопят любого, понимаешь? Для них никто не авторитет, тем более я. Они сделают все возможное и невозможное, если, не дай Бог, что-то случится, если будут разборки какие-то глобальные — они меня засадят».

О той самой девочке, наказанной мытьём сантехники: «Я ей не верю. Я её боюсь!..»

«Такое поведение характерно для детей, которые попадают в приёмные семьи, — констатирует Ирина Кожухарова из Симферополя, приёмная мама с 34-летним стажем, вырастившая 21 приёмного ребёнка. — И оно связано с их предыдущим опытом. Чтобы с ним справиться, нужно выяснить его «корни». Воровство? Оно может быть невротического происхождения. Ребёнок бегает? Это может быть связано и с тем, что ему плохо в семье, так и с другими факторами. И с чисто психологическими: ребенок в своём развитии не прошёл определённый этап. И тогда побег кажется лучшим ответом на любой стресс. Многие дети, которые росли в маргинальных семьях или пережили насилие, застревают на «этапе побега». У меня тоже были дети, которые убегали немотивированно. Почему бежит? Мама стремиться всё контролировать, или внимания не уделяет, или просто хочется убедиться, что все будут волноваться и искать? Или у него дромомания — импульсивное влечение в перемене мест?»

Дети из «казённых домов» имеют другой опыт, другое поведение, другие реакции на какие-то события или поступки окружающих. Для них обычное дело испытывать родителей «на прочность»: проявлять агрессию, ломать, грубить, отвергать, делать наперекор. И даже если прошло уже несколько лет с тех пор, как ребёнок в семье, всё это порой возвращается.

Беда в том, объясняет Ирина Кожухарова, что в эти тонкости далеко не всегда готовы вникать все службы, так или иначе контактирующие с приёмными семьями. Есть система, на которой лежит контроль за приёмными семьями, и их поддержка. Но что делать, если механизм этот не сбалансирован? Если просто порой нет нужных специалистов — таких, которые бы помогли приёмной маме справиться с ситуацией, когда дети её «игнорят» и она не справляется с ними?

«Я категорически не одобряю методы приёмной мамы, но судя по всему ей никто не предложил помощи, путей выхода из ситуации, с которой она столкнулась. — предполагает Ирина Кожухарова. — Нам нужны профессионалы в психологии травмы, насилия, кризисные психологи. В своё время я только в Москве нашла специалиста для своего приёмного ребёнка, пережившего клиническую смерть: он боялся засыпать. С тех пор прошло много лет, но заметно ситуация в Крыму не улучшилась.

Каждое громкое происшествие, связанное с приёмной семьёй и растиражированное СМИ, практически сразу вызывает шквал поголовных проверок во всех регионах. И «под ударом» могут оказаться добросовестные родители. Порой некоторым службам проще не решить проблему, а просто изъять детей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах