aif.ru counter
24.02.2015 23:49
Арсен Керменчикли
2685

«Свои» и «чужие». С какими проблемами сталкиваются межнациональные семьи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Крым №8 20/02/2015

Примерно каждая пятая-шестая пара в Крыму — это та, где муж и жена принадлежат к разным культурам. Сердцу не прикажешь, хотя внутри крымскотатарского сообщества тенденция приводить в семью «не своих» воспринимается острее, нежели в славянской среде.

При том, что в наше время брак вообще нелегко сохранить, в межнациональном возникает множество дополнительных противоречий. Приходится находить общий язык по разным вопросам, от религиозных до бытовых. Какие дать имена детям, кем будут они по вероисповеданию, как строить отношения с родней мужа и жены, какие праздники отмечать... Мы побывали в гостях у семей, которые нашли гармонию, хоть им в свое время и пришлось «поломать горшки».

Против — до последнего

Станислав и Эльвина Стахурские живут в селе Родниковом под Симферополем, вместе с родителями Эльвины. Которые, кстати, когда-то были категорически против этого союза. Они долгое время не могли принять выбор дочери. Мама Эльвины, Ава Умерова, вспоминает скандалы и слезы: «Я хотела оградить ее от негативного отношения и боялась, что с этим столкнётся Эльвина. Мы переехали в Крым в начале девяностых, в Евпаторию. С мужем отправились на поиски работы. И везде я встречала противодействие, как только дело доходило до имени, работодатель менялся в лице. Вдруг вакансия, до этого еще свободная, становилась занятой. Вспоминали, что уже кто-то устроился. Относились предвзято, это было очень обидно. У меня сформировалась «броня», я боялась, чтобы в русской семье к дочери отнесутся, как к второсортному человеку. Я была против этого брака».

Отец тоже был категоричен: мужем мог быть только крымский татарин. Зная это, Эльвина скрывала от мамы с папой свою любовь и поставила их перед фактом: «Я выхожу замуж за Станислава».

«Мама меня никогда не воспитывала в ненависти, даже переживая такое отношение к себе, — вспоминает Эльвина. — Я прекрасно понимала, что все зависит от человека. Пришлось постоять за свой выбор, я плакала, расстраивалась от того, что родители не принимали мою любовь. Мне было 19 лет, когда поженились, зажили у родителей Славы. Приняли хорошо, вообще его родители были не против. Родился первенец, встал вопрос, как же назвать. Перебирали разные, сошлись на имени, обычном для русских и крымских татар: Тимур. Потом родила второго сына, Дамира. И окончательно переехали к моим родителям. Теперь мама, если с мужем ссоримся, даже защищает Славу от меня».

На этом компромиссы не закончились, кто же дети: крымские татары или русские, мусульмане или христиане? Все эти вопросы были и в недавно прошедшей переписи населения в Крыму, пришлось задуматься. Решили записывать сыновей как русских, исповедующих ислам. Пока везде находим общие точки: русская культура и язык нам близки. Слава, в свою очередь, пытается учить крымскотатарский».

Опыт десятилетий

Энвер и Елена Абдуллаевы живут в браке с 1989 года. В тот год солдат Энвер, один из шести братьев и сестер, проходил службу под Пермью. В увольнительных он и познакомился со своей будущей супругой, которой было всего 17 лет. О намерении жениться и приехать домой он долго боялся написать матери. Предугадывая реакцию родителей, сообщил только сестрам. «Думал, что не примут, готов был остаться в Перми», — вспоминает Энвер. Но родители заявили: возвращайся! Семья жила в поселке Ташморе под Ташкентом, там они оказались после долгих скитаний в депортации.

Елена и Энвер Абдуллаевы. Фото: Из личного архива

«Я помню, мне бабушка нагадала, что я выйду замуж не за русского, – вспоминает Елена Абдуллаева. — Меня приняли хорошо, через день свекровь я уже называла мамой. Хорошо помню этот момент: я стояла с тазиком стиранного белья и сказала: «Мама, куда повесить?». Тогда я стала своей. Правда долго привыкала к именам и языку. Но это не было проблемой, я была еще тогда девчонкой и училась быстро. Меня словно заново воспитали, только в крымскотатарских традициях. Потом сестра говорила, что Энвера и меня мать больше любит, чем их».

Чуть позже Абдуллаевы всей семьей вернулись в Крым. Лена полностью приняла все трудности переселенческой жизни и не отделяла себя от семьи. Тогда появился на свет первенец Рустем. Имя выбрал муж, а дочь Елена назвала сама — Левиза.

Удивительно, но Энвер Абдуллаев, у которого за плечами –счастливый брак, к межнациональным союзам относится с большой осторожностью. Объясняет так: был молодой, думал больше о любви, чем о трудностях, с которыми пришлось столкнуться. Ещё не каждому повезет так, чтобы жена полностью приняла культуру мужа. А ведь у многих по-другому, споры возникают из-за каждого шага.

Поэтому к этому нужно подходить очень ответственно, подумать, прежде чем жениться. Желательно обсудить все острые углы, прийти к общему решению еще до свадьбы, потом будет поздно».

Не сложилось

История Виктории от предыдущих отличается тем, что у нее отношения в семье не сложились. Но сама она не связывает это с каким-то религиозным или национальным отличием.

«Я росла рядом с крымскими татарами и хорошо знаю их культуру и отношения в семье. Мне очень нравилось, как они с уважением относятся к родителям, – делится Виктория. – Да и вообще, их семейные отношения. У меня был стереотип о крымскотатарских мужчинах, что они – образцовые отцы, потому что у всех моих подружек было именно так. Знала смешенные браки, где люди любили друг друга и уживались в семье отлично. Я была замужем за русским, отношения не сложились, мы просто не сошлись. Потом я вышла замуж за крымского татарина, я поняла, что на самом деле, все зависит от конкретного человека. Он не был образцом семьянина, как я себе представляла. У нас родился сын, ребенку был нужен такой пример, которым не был мой муж. Мы разошлись».

Нужен эксклюзив

По словам руководителя Института стран СНГ Андрея Никифорова, политологи видят в болезненной реакции крымских татар на межнациональные браки естественную защиту от процессов глобализации. Но герметизация этнических сообществ невозможна, мировые тенденции, наоборот, диктуют максимальную открытость. Семейные отношения и культурные, по большому счету, в семье можно отделить, но они очень тесно связаны, считает специалист.

«Нужен поиск крымскотатарского эксклюзива. Эта сфера, которую нельзя будет вытеснить или «задавить»: необходимо сохранение фольклора, образа жизни, культуры, не только традиционной, но и современной.

Например, уже сейчас крымчане разных национальностей интересуются крымскотатарским языком, появились желающие его изучать. Если такой интерес сохранится, появятся дополнительные сферы применения крымскотатарского языка. И нахождение в другой лингвистической среде, которая уже давно для крымских татар является своей, тоже не будет проблемой», — уверен Никифоров.

Мнение

Главный имам Симферопольского района Раим Гафаров:

«В Коране предписано: нации сотворены познать друг друга. В исламе все нации равны, что касается выбора спутника жизни, то мусульманам предпочтительнее создавать семьи с единоверцами. В Коране есть текст аята, в котором говорится, что мусульманским мужчинам можно брать в жены «людей писания» — то есть,  христиан и иудеев. Но при этом пророк говорил, что из многих причин выбора жены самая главная — ее богобоязненность. В свою очередь мусульманские женщины должны выходить замуж за единоверцев. Для сохранения обычаев и религии это важно. Для того, чтобы была гармония, необходимо максимальное количество точек соприкосновения у супругов, тогда люди будут понимать друг друга с полуслова.  Далеко не каждой паре удается быть настолько мудрой и терпимой, чтобы пережить все противоречия в межнациональном браке».

Кстати
Существует такой термин, как «индекс социальной дистанции по отношению к представителям других национальностей». Чем выше индекс, тем больше стремление сохранить «своих среди своих». Замеряли этот индекс специалисты Института социологии АН Украины. Оказалось, что у русских он равен 2,16 (невысокий), у евреев — 3,89 (средний), у крымских татар — 5 (высокий). Однако социологи считали, что с годами у представителей всех народов этот индекс будет понижаться. Косвенным свидетельством этого служат опросы последних лет относительно межнациональных браков в Крыму. 40% населения относятся к ним позитивно, 25% считают, что это личное дело каждой пары, и только 18% считают неприемлемыми.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество