aif.ru counter
08.05.2019 08:01
266

Герои города-крепости. Три истории воинов-освободителей Севастополя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18-19. АиФ-Крым №18-19 08/05/2019
Освобождение Севастополя
Освобождение Севастополя © / Госархив РФ

Странно смотрелись иссечённые осколками, но цветущие вишни и яркая весенняя зелень, которая не скрывала дымящиеся руины и груды камня на месте домов. За Севастополь было заплачено дорого — фашисты держались за каждый дом, каждую улицу. 

По сей день поисковые отряды на местах самых ожесточённых сражений находят останки наших солдат. Все они, сражавшиеся за Севастополь, были героями — погибшие и выжившие, рядовые и офицеры, матросы, лётчики, пехотинцы. «АиФ-Крым» вспомнили несколько историй о тех, кто сражался за город-крепость.

«Я шёл к своим»

Самолёт горел. С земли казалось, что у него вырос огненный шлейф — пылал задний бензобак. Потом на доли секунды в небе зависла точка, над которой раскрылся белый купол — с горящей машины выпрыгнул человек. А самолёт не падал, а «тянул» в сторону от Севастополя. Пилот всё ещё находился за штурвалом.

23 года было тогда лейтенанту Валентину Поздееву. Чуть больше года находился на фронте, а уже считался опытным лётчиком-штурмовиком, совершил больше сотни боевых вылетов. 

Штурм Севастополя готовился не один день. До него предстояло выполнить множество задач. Валентин Поздеев на своём Ил-2 участвовал в операции по штурму немецкого аэродрома в районе мыса Херсонес. Во время вылета Валентин уничтожил два «юнкерса», а затем принял бой сразу с двумя немецкими самолётами, отвлекая их от отходящей группы советских штурмовиков.

Самолёт Поздеева зацепило снарядом — взорвался патронный ящик, загорелся бензобак. Валентин разрешил выпрыгнуть стрелку, а сам, раненый в ногу, рассчитывал всё же посадить самолёт. И сел — на откосе горы, в безлюдном месте. Отполз от машины — и потерял сознание. А когда очнулся, решил идти к линии фронта. Точнее, идти он не мог — полз. 11 часов — по сложной горной местности. Пока не наткнулся на своих.

В госпитале считали его трудным пациентом — всё убеждал, что раненая нога уже зажила, что способен управлять самолётом. И ведь добился своего: в августе 1944-го он снова воевал. «Рискуя своей жизнью, десятки раз подавлял ПВО противника, чем обеспечивал успех своей группе», — указано одном из наградных листов на представление Валентина Поздеева к очередному ордену.

Человек с красным флагом

Его данные писарь, составлявший список убитых, аккуратно внёс в перечень. Потом уже оттуда они перекочевали на памятную доску скромного памятника воинам 51-й Армии, павшим в боях при штурме Сапун-горы: Яцуненко И.К. 

Иван Яцуненко сражался за свой город. Он приехал в Севастополь 17-летним, но успел влюбиться в этот город, пусть даже не сбылась его морская мечта — служить водолазом. Он стал пограничником. 

А счёт к фашистам у Ивана был большим. Ему довелось оборонять Перекоп в 1941-м, в одном из боёв, тяжелораненым попал в плен. Трижды он бежал — и с группой, и один, дважды его ловили. В эшелоне, который вёз военнопленных в Германию, Иван с товарищами узнали специально подсаженного провокатора — видели его ещё в крымском фильтрационном лагере. Расправившихся с немецким прислужников немцы смогли вычислить и сняли с поезда — чтобы расстрелять. Иван сам бросился вниз с обрыва, в реку, не дожидаясь автоматной очереди. Выплыл, выбрался, выжил, добрался до линии фронта. И дошёл до Крыма.

21-летний стрелок 844-го стрелкового полка 267 СД 51-й армии был среди тех, кто первыми прорвались на эту ключевую для штурма высоту. Иван Яцуненко бежал за парторгом роты Евгением Смеловичем, и, увидев, как тот опускается на землю, подхватил из его рук красный флаг. И услышал сзади... голос отца. Карп Яцуненко тоже участвовал в штурме, и вот таким — с красным флагом, увидел своего сына. В этом бою Ивану довелось увидеть, как рядом с отцом разорвалась вражеская мина. А он всё бежал вперёд, к вершине Сапун-горы. И донёс до её вершины красный флаг.

А потом тоже упал.

Товарищи Ивана Яцуненко сочли его погибшим, санитары посчитали мёртвым. Его матери в Джанкойский район ушла «похоронка».

А Иван и его отец выжили. После госпиталя снова воевали, прошли всю Европу. Вернулись домой.

О том, что его имя значится на памятнике погибшим при штурме Сапун-горы, Яцуненко узнал только в начале 1950-х, да ещё и прочёл о своём подвиге в брошюре, посвящённой освобождению Крыма. В 1954 году Ивану Яцуненко указом Президиума Верховного совета СССР, Ивану Карповичу Яцуненко было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением Золотой звезды и ордена Ленина. 

Три могилы Константина Висовина

За Севастополь в мае 1944 немецкие войска цеплялись отчаянно. За каждый шаг, каждую позицию приходилось платить жизнями. Севастопольская бухта. На одном берегу — части 24-й Гвардейской стрелковой Евпаторийской дивизии, другой удерживают немцы. Даже не нужно гадать: переправа с наскоку будет кровавой. Но это если не предпринять обманный манёвр, не сделать вид, что часть высаживаться будет в другом месте. А для этого следует переправиться на ту сторону небольшому отряду, закрепиться, и вызвать огонь на себя.

Среди шести добровольцев был 26-летний Константин Висовин. Девятого мая, до рассвета, рыбацкая лодка с солдатами не успела пересечь бухту, немцы обнаружили её, открыли огонь, но солдатам всё-таки удалось добраться до берега. Немцы окружили маленький отряд, командир принял решение прорываться через кольцо. Константин Висовин в рукопашной расправился с несколькими гитлеровцами и, уже смертельно раненый, из автомата убил ещё двоих, пытавшихся взять его в плен. А наши войска тем временем форсировали Северную бухту.

Погибли все участники того десанта, кроме командира: его, раненого, схватили немцы. Солдатам было присвоено звание Героев Советского Союза. 

А вот где могила Константина Висовина — загадка. На мысе Кордон имеется захоронение с фамилиями четырёх героев-десантников, есть там и Висовин. Но в перечне безвозвратных потерь части тот же самый Константин Гаврилович 1918 года рождения, родом из Николаевской области, упомянут как убитый 7 мая 1944-го и похороненный в километре от деревни Бельбек Бахчисарайского района (ныне — Фруктовое). Там и стоит обелиск над братской могилой — правда, без списка погибших: как уместить на небольшом памятнике полторы тысячи фамилий?

В Ханском дворце, что в Бахчисарае, в 1944 году размещался госпиталь, и в саду осталось воинское кладбище. На 39 могиле в четвёртом ряду значится, что в 1944 году похоронен здесь Константин Гаврилович Висовин.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество