aif.ru counter
8111

Полуостров худеет. Как люди и море меняют ландшафт Крыма

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Крым №32 10/08/2015
Екатерина Апонина / АиФ

Крым находится в движении: его растягивают и сжимают тектонические силы. Море тоже может «отнять» часть суши, часто – по недальновидности самих крымчан. Хотя и сама природа заставляет землю уходить под воду.

Кто «слизал» берег

В Крыму около 3 тысяч километров побережья, и проблема устойчивости берегов возникла ещё в середине прошлого века, когда началась интенсивная хозяйственная деятельность. Крым начал «худеть».

Основными «поставщиками» мягкого песка и гладкой гальки, на которых так приятно загорать, являются впадающие в море реки.  От трения попадающие в них камни измельчаются, а затем внутренние морские течения «разносят» их по всему побережью.

Но люди делиться драгоценной пресной водой с морем не привыкли, поэтому недоступным для него становится и морской песок.

«В Крыму, практически, каждая река зарегулирована, на них построены водохранилища, плотины, — объясняет председатель Крымского отделения Русского географического общества Борис Вахрушев. — В Крыму только горные реки сейчас могут выносить немного обломочного материала. Большой процент пляжей на Азовском море пополнялся детритусовыми песками — это обломки раковин, придающие характерный желтый оттенок песку. Но из-за загрязнения моря и хозяйственной деятельности человека мидии и прочие моллюски перестали быть продуктивными, они вымирают. Следовательно, всё меньше и меньше раковин, меньше песка».

Еще одна проблема – бесконтрольное рефулирование (забор грунта), при котором промышленники забирают эскаваторами с берега или насосом с моря песок или гальку. 

Не зная, как перемещаются вдоль берегов потоки песчаных наносов, многие промышленники лишь вредят природе. Во время штормов, при боковом потоке ветра, вдоль берега возникают пляжи и песчаные косы. Кстати, крымские солёные озера замкнулись, благодаря наносу обломочного материала. Например, озеро Донузав. Считается, что это был залив, а вдольбереговые потоки сформировали косы и пересыпи закрыв его от моря. Песок в бухтах Тарханкута тоже появился благодаря процессу наноса.

Морской «песчаный поток» идет с запада на восток, но из-за  подводных барьеров может развернуться на большой глубине. В итоге, часть пляжей остается без песка,  если в этих местах еще вести добычу грунта – на берегу останутся одни камни. Вдоль озера Донузлав добытчики песка сейчас перехватывают поток, который идет на Евпаторию. Всё связано, даже добыча песка в окрестностях Севастополя, у мыса Фиолент, может негативно сказаться на всей береговой экосистеме западного Крыма. Когда-то там были пляжи около 50 метров шириной, теперь их вовсе не осталось.

Крым, мыс Фиолент. Фото: АиФ/ Екатерина Апонина

Не всегда человек виновен в том, что пляж исчезает, хоть зачастую является катализатором процесса. Например, в посёлке Николаевка Симферопольского района берег под ударами штормовых волн может «отступать» на шесть метров в год, но очередной шторм может вернуть то, что забрал. Средняя скорость абразии для берегов западного Крыма — от двух до трех метров в год. Даже бетон набережных истирается за год до 30 см. Поэтому каждые три-пять лет бетонные укрепления нужно ремонтировать, иначе рухнут.

Из-за подобных ошибок пострадали и пляжи Коктебеля, которые, к счастью, удалось восстановить. «Худеют» и пляжи Южного берега Крыма, там тоже велась интенсивная добыча песка, за последние два десятка лет она измеряется десятками миллионов тонн. Но галечный пляж более устойчив, тем более, что все берега восполняют щебнем из карьеров и выстраивают буны для защиты берега. 

Мы идём на юг?

Ученые подсчитали, что 10 тысяч лет назад уровень Чёрного моря был на 50-100 метров ниже современного.  Представляете – вы стоите на современной набережной Ялты, а море — в 25 километрах от вас. Этот процесс связан с таянием ледников и поднятием уровня океана. Суша тоже изменяется, она находится в постоянном движении — углубляются впадины, растут горы.

Горообразование — процесс медленный, сказать, что гора подросла хоть на сантиметр, можно только через столетия. В Крыму горы тоже стремятся ввысь, а Черноморская впадина, в свою очередь, опускается. Черноморская плита, на которой стоит Крымский полуостров, зажата между двух крупных — Восточноевропейской платформой и Аравийской плитой. В свою очередь, Черноморская плита разделяется на меньшие блоки: Восточный и Западный. Каждая из них имеет свой вектор движения. Существуют разные виды движения: как горизонтального, так и вертикального. Можно сказать, что на полуостров действуют как растягивающие, так и сжимающие силы.

Крым. Коктебель. Фото: АиФ-Крым

«До 70-х годов прошлого века в СССР проводили исследования — регистрировали движение Крыма на юг, но движение составляло доли миллиметров. Сейчас же наблюдения в этой сфере не ведутся, потому что применение этих сведений только прикладное, — рассказал член ГАУ «Крымский экспертный совет по оценке сейсмической опасности и прогнозу землетрясений» Николай Швырло. — Хотя нынешние технологии, используя систему GPS, дают возможность сделать это без труда. Должны быть постоянные наблюдения, потому что движение может поменять направление. Нужен большой промежуток времени, чтобы говорить о какой-либо значительной подвижке».

Впрочем, есть наглядные примеры. Когда-то море только подбиралось к стенам древнего Херсонеса, а сейчас вода поглотила крепостную стену. В Керчи есть сооружения, которые были построены несколько веков назад, а сейчас оказались под водой. Хотя «виноваты» не только тектоника, но и подъём уровня моря. В центральной части полуострова идет поднятие, на западе, севере и востоке идет опускание.

Надеяться, что Керченский полуостров когда-нибудь встретиться с Таманью, не стоит. В эту сторону, по словам учёных, движения нет. Тем более, течения через Керченский пролив не дадут соединиться берегам.

Пока плиты активно трутся друг о друга, накапливается напряжение, которое может вылиться в достаточно сильные землетрясения и изменить ландшафты: первичный эффект — могут образоваться разрывы, сбросы. Вторичный эффект от воздействия землетрясения — селевые потоки, осыпи и камнепады, тряска может активизировать оползни. Зачастую сами люди становятся причиной схода оползня.

Черноморский район Крыма. Фото: Commons.wikimedia.org/ Александр Ильин

«Был пример такой беспечности в Средней Азии: люди начали заселять плато горы, разбили сады и занимались поливом, — приводит пример главный научный сотрудник ГАУ «Крымский экспертный совет по оценке сейсмической опасности и прогнозу землетрясений» Бэлла Пустовитенко. — Произошло землетрясение всего 6 балов, и вся масса земли поползла, как по смазанному. Это была трагедия. Негативные последствия усугубляются человеческой деятельностью: мы делаем взрывы, добывая руду, создаем пустоты, выкачивая газ и нефть, обводняем грунты. Сам человек вредит себе, должна быть разумная политика ведения хозяйства. В Крыму сейчас начинают застраивать самые неблагоприятные участки. В нормативах было прописано, что на склонах, превышавших 15 градусов, строительство запрещено. Сейчас на склонах в 40 градусов строителям всё нипочем. Застраивать подобные склоны возможно, но необходимо провести противооползневые работы в полном объеме, по всему телу оползня. Иначе будет нарушено естественное состояние породы, вот здесь могут возникнуть последствия и земля начнет ползти».

Прогнозировать глобальные тектонические процессы человеку сложно. Поэтому остается лишь констатировать куда и как быстро растут горы, и движется полуостров.

Но человеку также под силу контролировать сохранение крымских берегов. Ученые хотят сформировать современную карту вдольбереговых потоков и сделать ее общедоступной. Последние широкие исследования в этой области были проведены в середине прошлого века. Направление потоков, возможно, осталось тем же, но могло произойти их смещение. Эти исследования необходимо будет учитывать, чтобы сохранить береговую линию полуострова.

Кстати

  • Самым крупным крымским оползнем считается тот, что произошёл в феврале 1786 года близ села Кикинеиз. Напоминанием о кикинеизском катаклизме служит обширное «каменное море», образовавшееся после оползня.
  • В новейшей истории оползней Крыма самой «резонансной» стала трагедия в июне 2005 года. Тогда на пляж в посёлке Кача сошёл оползень, под обвал попали 26 отдыхающих, две девушки погибли.
  • Сель, забравший больше всего человеческих жизней, сошёл в июле 1967 года недалеко от села Весёлое, что под Судаком. Поток глины и камня захватил и смял ехавший с пляжа автобус с детьми. На месте трагедии, в 4 км от села Веселое, стоит памятник в память о погибших. В перечне жертв — 20 человек, 15 из них — дети.
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах