224

Некрополи, форт и городища. Где в Крыму отдохнуть… с лопатой в руках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Крым №19 12/05/2021
Опушкинская экспедиция.
Опушкинская экспедиция. Наследие тысячилетий

Отпуск или каникулы можно, конечно, провести у моря или на даче. И… устать от нечегонеделания и отсутствия живого общения. А если представить такой отдых: с физическим трудом, ежедневным знакомством с далёким прошлым, а также среди весёлых и любознательных людей?

Каждый год в Крым выезжают десятки археологических экспедиций. И для многих из них добровольцы, даже без опыта работы «в поле» — основательная подмога. Обычно стартуют волонтёрские наборы ещё в конце зимы. Но и в мае ещё не поздно записаться в одну из экспедиций.

Это важно
Археологические экспедиции работают с волонтёрами в трёх форматах. Первый, характерный для многолетних крымских экспедиций, когда из года в год приезжают одни и те же люди. Такие добровольцы — с хорошим опытом, привычные к условиям, отличные помощники, и требуется их немного. Второй вариант — когда экспедиция получает грант для привлечения волонтёров. Им предоставляется питание, проживание. Дорогу в оба конца они оплачивают сами. Волонтёры не только работают на раскопе: для них предусмотрены экскурсии и лекции ведущих учёных об истории и археологических памятниках Крыма. Минимальный срок работы добровольца — 1-2 недели. При третьем варианте экспедиции набирают волонтёров из тех, кто готов оплатить не только дорогу к месту расположения лагеря, но и определённую сумму за каждый день нахождения здесь. Средства идут на питание, топливо и другие расходы экспедиции. Время пребывания в таком случае каждый доброволец определяет самостоятельно. Как правило, охотно приезжают добровольцы в экспедиции на берегу моря.

Артезиан

Это самый большой волонтёрский лагерь в Крыму, за сезон здесь успевают помочь археологам до 400 человек. Экспедиция Московского государственного педагогического университета и Фонда поддержки Археологии. В урочище Артезиан люди поселились ещё в бронзовом веке, и жили до XVIII века. В античное время здесь находилась одна из царских крепостей Боспора. Площадь памятника, включающего городище и некрополь — больше 7 га.

Где: Керченский полуостров, недалеко от села Чистополье.

Китей

Развалины древнего городища были обнаружены более 200 лет назад. Китей — это настоящее имя античного поселения, его определили по мраморным солнечным часам, на которых значилось название. Китей был основан в V веке до н.э. и существовал до VI века н.э.

Сейчас Китей исследует экспедиция Государственного Эрмитажа. Полевой лагерь находится в степи, прямо на берегу моря. Экспедиция небольшая, и волонтёров требуется относительно немного. Но тем, кто неравнодушен к истории, будет очень интересно познакомиться с античным городом, существовавшем одиннадцать веков.

Где: восточное побережье Крыма, Керченский полуостров, 5 км от села Заветное.

Крепость Керчь

Её ещё называют «форт Тотлебен» в честь инженера, построившего оборонительное сооружение. Статус крепости береговое сооружение получило в 1867 году. Жилые помещения соединялись с огневыми позициями подземными ходами, были оборудованы контрминные галереи, пороховые погреба, хранилища со скрытыми подходами.

Мощности крепости не были использованы ни в Первую мировую войну, ни в Гражданскую. Но во время Великой Отечественной небольшой гарнизон оказал ожесточённое сопротивление немецким частям. А перед отходом были взорваны склады с боеприпасами. Набор волонтёров ведёт фонд «Археология».

Где: Керчь, Цементная слободка (мыс Ак-Бурун).

Кыз-Аул

Здесь фондом «Археология» ведётся изучение античного некрополя, где хоронили умерших с I века до н.э. до I века н.э. Причём — представителей знати Боспорского царства. Есть предположение, что этот некрополь относился к городу Китей. Каждый год некрополь радует учёных интересными находками: необычными захоронениями, редкими предметами и даже письменными памятниками. Так, несколько лет назад была найдена каменная плита III века н.э. с фрагментом декрета, где упоминается царь Савромат II.

Где: Керченский полуостров, недалеко от села Яковенково.

Опушки

Археологи изучают могильник I века до н.э. – IV века н.э. В этом месте хоронили близких представители нескольких культур, от поздних скифов и сарматов до пришедших с Кавказа аланов. Через два года исполнится двадцать лет с начала изучения некрополя, и работы археологам хватит надолго.

Набор волонтёров для экспедиции уже завершён, но, в теории, могут появиться места, если кто-то из уже записавшихся откажется от своих планов. Здесь также возможно организованное посещение раскопок, по согласованию с руководством экспедиции.

Где: Белогорский район, у села Опушки.

Феодосийская экспедиция

Как ни странно, Феодосия — одно из мест, где очень слабо изучены античные памятники. Территория сильно застроена, а античность погребена под средневековыми слоями. Экспедиция Государственного Эрмитажа ведёт раскопки крупного здания IV в до н.э. в ближайшем феодосийском пригороде. Кроме этого, проводятся детальные археологические разведки на территории курганного некрополя. Раскопки ведутся на окраине современной Феодосии, а разведки — на вершине и северном склоне хребта Тепе-Оба.

Набор ограничен, предстоит тяжёлая физическая работа. Волонтёрам обязательно должно исполниться 18 лет.

Где: база находится в посёлке Орджоникидзе.

Археолог, президент благотворительного фонда «Наследие тысячелетий» Анастасия Стоянова:
«Из моего опыта: нормально, что волонтёры-новички первые два дня, когда находятся в экспедиции, в шоке. Конечно, никто из них не представлял реальности. Мы всегда спрашиваем: что привело к нам? Чаще всего отвечают, что интересно посмотреть, прикоснуться к истории, и вообще, с детства хотелось романтики. Потом, конечно, спрашиваем: а справишься? И тут уже такая уверенность: чего ж мол, не справиться, огород у многих есть, все хоть раз в жизни копали картошку… Человек считает себя физически готовым к работе лопатой. А когда ребята приходят в лагерь после первого дня на раскопе, смотреть на них жалко. Никто не предполагает темп работы и объём выброшенной земли. И потом, одно дело копать мягкую почву огорода, а другое — твёрдый грунт, да ещё отбрасывать его далеко. И семь часов подряд на жарком крымском солнце — тоже нелёгкое испытание. А рядом работают натренированные ребята, и хочется быть не хуже… Но «сломавшихся» у нас в экспедиции было мало. В прошлом году только две девушки и один юноша уехали сразу. Остальные втянулись, смогли себя перебороть. Были поразительные случаи, когда, например, приехала студентка московской консерватории. Играла на альте. Вообще неподготовленная к жизни в полевых условиях. И очень достойно работала месяц. Был студент-юрист из Петербурга, вовсе не атлетического сложения. В первый день без слёз на него невозможно было смотреть — но освоился, приноровился, и даже с удовольствием работал. И в этом году снова приедет. Я ещё на этапе подбора волонтёров старалась «сбить» излишне романтичные настроения: что ждёт их лопата, что никто не даст работать с находками, что им не попадутся груды золотых украшений. Что исследуется могильник, а там — останки, слишком трепетным и нервным лучше как следует подумать... Но я рада, когда волонтёры интересуются, спрашивают, и… остаются после отработанных двух недель. И когда возвращаются. Жаль, что 90% наших помощников — с материка. Сами крымчане очень неохотно идут в помощники. То ли заняты летом, то ли мало интересуются древностями».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах