aif.ru counter
01.04.2019 15:05
174

Мир с добрыми людьми. Волонтер о жизни, доме для еды и «связи с космосом»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Крым №13 26/03/2019
Наталья Мартынец / Из личного архива

Однажды, в те времена, что крымчане уже привыкли называть «украинскими», девушка из Симферополя по имени Наталья шла с мамой по улице. И вдруг та наклонилась, подняла с тротуара гривну. Сунула дочери. А та пожала плечами: мол, не надо мне! Подумаешь, сумма — даже за маршрутку не заплатить. 

Но Наталья задумалась: а скольким ещё людям не жалко самой мелкой купюры? Подошла на перемене к своим однокурсникам, друзьям — к одному, второму, десятому, двадцатому: дайте гривну! Давали легко, и собралась приличная сумма, на которую девушка купила игрушек и отвезла их в детский дом. Её же «заработком» стало осознание того, что вместе, «всем миром», можно очень много сделать. Просто устроены мы по-разному. Кто-то охотно жертвует деньги, кто-то — время, кто-то — свой труд, кто-то готов подарить внимание и душевное тепло, которые не купишь ни за какую валюту мира.

Почему помощь другим делает мир ярче, рассказала волонтёр, учредитель крымского благотворительного фонда «Добро мира — волонтёры Крыма» Наталья Мартынец.

Девчонки, мальчишки, бабушки

Наталья Дремова, «АиФ-Крым»: Кому вы помогаете?

Наталья Мартынец: Основных направлений у нас три: помощь детям, старикам, и обустройство городской среды. Видели, наверное, в Симферополе подземные переходы с красочными панно и трансформаторные будки с картинами — это как раз один из «городских» проектов. Работа с пожилыми у нас в одном из гериатрических интернатов, мы организовали там различные занятия — по вязанию, рисованию, компьютерной грамотности. Есть ещё адресный патронат, когда наши волонтёры гуляют с бабушками и дедушками по территории — теми, которые сами плохо передвигаются. 

Что до детей, то в интернатах и реабилитационных центрах мы запустили проект по профориентации и адаптации сирот. К сожалению, многие люди думают, что если ты к празднику привёз подарки в интернат иди детдом, то ты помог. Вот это «привёз-отдал» в детях воспитывает потребительское отношение, они, вырастая и выходя из казённых стен, продолжают ждать, что придут и дадут: деньги, вещи, счастливую жизнь.

— А как надо?

— Дороги любые попытки поделиться своими знаниями, умениями. Мы учим девочек готовить, а вот какие полезные практические навыки дать мальчишкам, пока не придумали. Так что, идеи, в каком направлении их развивать, нам пригодятся. А пока устраиваем выезды на самые разные предприятия, знакомим с профессиями изнутри. Ездили даже в Евпаторию знакомиться с… профессией мэра. Глава администрации рассказывал о своих обязанностях, и для подростков это полезное знание: сколько всего нужно знать и уметь, чтобы управлять городом.

— Недавно в правительстве страны заявили, что бедных стало меньше… А в Крыму? Есть люди, которые нуждаются в помощи?

— Конечно! Ситуации бывают разные: сегодня семья благополучна — а завтра ушёл мужчина-кормилец, и мать сама «тянет» нескольких детей. Или несчастье какое-то случается, истрачены все накопления — и человек просто не может выжить на пособие или маленькую зарплату. У нас есть социальный проект «Дом для вещей»: крымчане передают туда ненужные вещи — одежду, обувь, постельное бельё, игрушки. На большом вещевом складе идёт сортировка — всё-таки иногда передают такое, что только в мусор… Мы хотим, чтобы не было стыдно за вещи, которые мы передаём новым хозяевам. А сейчас запускаем проект «Дом для еды»: собираем продукты для нуждающихся. Консервы, растительное масло, крупы — всё то, что упаковано и не может быстро испортится. А потом развозим продукты людям.

— В наше время есть люди, которым на еду не хватает?

— Я даже уточню: есть люди, которые голодают. Это дико, это страшно. Я не так давно вывесила пост на своей странице о таком человеке. Честно: неудачное для этого время было, канун праздников — так сразу посыпались требования: уберите, такого быть не может. Недавно, к сожалению, умерла бабушка в Ялте. Она была одинока, она даже не могла выйти, чтобы купить себе продуктов.

А в сёлах — сезонная работа на полях. Какая-нибудь женщина с тремя детьми с весны до осени работает. А потом просто сидит дома. И каждый раз, когда мы поднимаем такой адресный проект помощи, нам предлагают: давайте поднимать глав районов, давайте что-то делать! Ну ведь не должен глава района заниматься конкретной бабушкой или мамой-одиночкой! Не его обязанность идти и кого-то кормить. Но вот стимулировать местные власти обратить внимание на ситуацию, выяснить, какая помощь положена и почему человек её не получает, на что ещё он может претендовать — это он может.

Тридцать плюс

— Кто они, ваши волонтёры?

— Люди, как говорят, тридцать плюс. Все — работающие, и помогающие, кто где может, в свободное время. Молодёжь активнее принимает участие в каких-то массовых акциях — субботниках, пробегах, фестивалях. Как мы, волонтёры, всё успеваем? Нужно чётко разграничить время между помощью другим и семьёй. Моё время — пока дети в садике, и следует в добрые дела не с головой уходить, а дозировать: выстроить план на день и выполнить его. До того, как я это поняла, бывали ситуации, что муж в дверях стоял: «Ты никуда не пойдёшь!» Но потом всё наладилось. 

— Какие истории для вас стали самыми позитивными?

— Наверное те, где помощь был оказана комплексно. То есть, не накормить, не дать вещи — а сделать так, чтобы человек далее в этом не нуждался. С этой точки зрения очень показательны случаи, когда, например, у какой-то мамы изымают временно детей — потому, что жилищные условия чудовищные, постоянного дохода нет… Мы помогаем — а к нам зачастую присоединяются и другие организации, сделать ремонт, оформить документы, приобрести что-то необходимое, трудоустроить маму. И самый наш огромный результат, которым можно гордиться — когда дети возвращаются домой, а семью снимают с учёта как неблагополучную. И вся эта комплексная помощь складывается из людей: тут юрист своё свободное время уделил, тут предприниматель стройматериалами помог, кто-то мебель или бытовую технику отдал, волонтёры собрались — починили, поштукатурили, покрасили.

— Вы видите нуждающихся в помощи в самых разных проявлениях, а вот для обычного человека она чаще ассоциируется с нищими в переходах и «проходных» местах. Таким людям помочь можно?

— Жизнь показывает, что они как раз иной помощи, кроме денежной, не хотят. Вот сидит с протянутой рукой беременная, подходишь: что у вас случилось, да почему вы здесь, да что надо сделать? Ты её за руку берёшь, на вещевом складе подбираешь одежду, всё необходимое для будущего малыш, кроватку, коляску — ей на первое время больше ничего не понадобится. Через день бежишь по улице — она сидит там же. Это такой образ жизни. Все, кто находятся на улице — им так удобно. Увы, многие выпускники интернатов — тоже у переходов. Ничего нет легче: протяни руку — и тебе дадут.

Добрые пазлы

— Волонтёры получают деньги за свою работу?

— Весь смысл этой деятельности в том, что мы отдаём своё время и силы. Без всяких денег. А вот сотрудники благотворительных некоммерческих организаций могут получать зарплату. К нам приезжают коллеги с материка — и тоже удивляются, что мы всё делаем бесплатно. Возникает ощущение, что мы — другие. У нас другое вознаграждение, мне вот просто в кайф помогать. Нравится для других делать чуть больше, чем для себя. Радуюсь, когда всё получается, срастается, складывается.

— А как это?

— Уже шучу, что у меня прямая связь с космосом. Вот, к примеру, звонок: книги вам можно принести? Ну, несите, хотя книгами мы не занимаемся. Но вот открываю компьютер — и тут же выскакивает объявление бегущей строкой, что сельская библиотека примет книги. А я даже запрос не вводила! Вот наша волонтёр, которая много по городам и сёлам ездит, сообщает: Ялта, нужен холодильник, семья малоимущая, сами не купить, на улице жара... Приезжаю домой, мне звонят: у нас есть холодильник, может кому надо? Так что, теперь перевозку в Ялту организовать? Связываемся с хозяйкой холодильника, адрес спрашиваем — а она и сама в Ялте живёт, да ещё на соседней улице!

— Часто ли бывает, что люди обманывают, предоставляют недостоверную информацию о том, что нуждаются в чём-то?

— Сейчас — очень редко. Потому, что мы очень тщательно всё проверяем. У нас есть волонтёр, настоящий Шерлок Холмс. Талант у человека к поиску, розыску. Она может всех найти, уточнить. К нам как-то обратились за помощью для больного человека — так она всех его родственников нашла, даже тех, что в Заполярье жили. С лечащими врачами связалась, с соседями пообщалась, и выяснила, что помощь-то не нужна. А сейчас мы тесно работаем с соцслужбами, поэтому получаем уже проверенную информацию

— Почему сейчас всё-таки возникает потребность в сборе средств, если государство оплачивает операции, выдаёт всё необходимое для инвалидов, направляет на реабилитацию?

— Ну, да: выдают ребёнку инвалидную коляску, а она в двери не проходит: ни заехать, ни выехать, стоит и пылится. Вот и собираем на новую. Или родителям предстоит выезжать на материк для лечения ребёнка — на билеты и проживание мам и пап приходится искать деньги.

Иногда мы сталкиваемся с проблемами другого рода: когда родители просят объявить сбор средств на что-то заведомо неэффективное. Тут приходится много разговаривать с родителями, и не всегда получается их убедить. Вот, скажем, мама никогда не занималась реабилитацией ребёнка — и вдруг узнала, что её знакомая такого же малыша возит на дельфинотерапию. И заявляет: мне на это же надо 60 тысяч! Ей рассказываешь, что реабилитация должна быть в комплексе, надо много заниматься лечебной физкультурой, делать массажи — а дельфины это дополнение. Вот сейчас отвезти ребёнка — не поможет. А она этого не хочет слышать

— Было ли желание всё бросить?

— Человек, который становится волонтёром, несёт определённую миссию. Пришёл, удовлетворил свои эмоциональные потребности — и ушёл. Это нормально. А вот те, кто во всём этом пять, семь, почти десять лет, может, и рады бы, как я, всё бросить. Да, иногда и моя психика страдает от тех жутких историй, с которыми сталкиваешься. И надо это просто принять — да, жизнь такая, несправедливая.

Был у меня такой период, когда я сказала себе: хватит, сложила ручки и сидела. Думала: вот сейчас кто-нибудь придёт, подхватит… А никто не пришёл. И пришлось себя вернуть на место. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество