82

Дорога для молодых. Социолог о «лучших и остальных», героях и потрясениях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Крым №34 25/08/2021
Социолог, доцент философского факультета Таврической академии КФУ Андрей Зоткин.
Социолог, доцент философского факультета Таврической академии КФУ Андрей Зоткин. Из личного архива

Каждое поколение по-своему входило во взрослую жизнь. В иные времена — вламываясь, руша устои, совершая невозможное. В другие — спокойно и уверенно: потому, что за спиной не только папы и мамы, но и все ресурсы государства. Сейчас «старт» начинается будто на ледяной дорожке: одни ребята уверенно катятся вперёд, другие осторожно пробуют шагать, третьи боятся упасть, а то и провалиться под лёд…

Всегда молодые хотели жить лучше, иначе, чем родители. Вот только в прошлом мечты были масштабнее, и… для всех. А сейчас представление о лучшей жизни имеет чёткие границы: по забору собственного домика, двери своей квартиры, возможности хорошо зарабатывать. О том, легко ли быть молодым, на кого равняться поколению, выходящему в самостоятельную жизнь, «АиФ-Крым» поговорили с социологом, доцентом философского факультета Таврической академии Крымского федерального университета Андреем Зоткиным.

Своя маленькая правда

Наталья Дремова, «АиФ-Крым»: Очень странно иногда читать, как ребята 18-20 лет обсуждают жизнь в СССР, которую знают только по рассказам старших, по книгам, публикациям того времени. Что их может привлекать? Может, мы действительно оставили в том времени что-то важное, нужное в наше время?

Андрей Зоткин: Их может привлекать как раз идея равенства возможностей. Какого-то справедливого распределения, предоставление молодёжи хорошего старта в жизни. 

Вместе с СССР мы утратили коллективистские отношения, которые формировали устойчивые горизонтальные связи. Малыш в детском саду ощущал себя не просто Мишей или Катей, а частью какой-то группы. И приучался свои желания совмещать с тем, что было приемлемо для всех. Школа, пионерские и комсомольские организации, вузы, заводы, внерабочие объединения вроде добровольных дружин — везде коллективы. Они, с одной стороны, пытались «выровнять» человека, с другой — удерживали его от явно асоциальных поступков. И, главное — защищали. Обычным явлением было, когда коллективы брали на поруки человека, совершившего нетяжкое преступление: и биография не была «испорчена» сроком в колонии. Конечно, идеализировать эту систему не стоит. В разные времена были свои частные и драмы, и трагедии, вызванные подгонкой отдельного человека под «общую гребенку» коллективного мнения, встраивания его в общепринятую систему норм. Но во все эпохи именно так формировались общие ценности, устойчивые модели социального поведения.

— А что мы получили вместо этого?

— Хаотичную массу с броуновским движением атомов. Каждый сам по себе мечется, с кем-то сталкивается, иногда цепляется за других, образуя временные группы по интересам. Где-то происходит слияние таких групп… И общей модели какой-то общей, для всех, принятой всеми, идеи социальной справедливости, нет. У каждого своя правда, и каждый держится за нее, уверяя себя, что это и есть подлинная справедливость. 

Например, молодой человек, который не смог поступить в выбранный вуз, приобрести желаемую специальность, уверен, что в отношение него допущена несправедливость. И неважно, что и в школе он не был среди лучших, не имел каких-то достижений. С точки зрения его более успешных ровесников, всё справедливо: они же старались, оказались более подготовленными. 

А можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны…

— Как именно?

 — Понять, есть ли у представителей такой же молодёжи, как наш гипотетический несостоявшийся студент, такое же понимание социальной справедливости? Примерно так: «Я не могу получить эту специальность, чтобы развиваться и расти потому, что на моём пути стоят социальные барьеры. И чтобы меня заметили, нужно быть исключительно талантливым, выдающимся, чтобы меня заметили». В Америке как раз «замечают», это их практика: «делай, что хочешь, или иди ко дну». И мы её слепо и бездумно перенимаем, произносим высокопарные фразы: докажи, мол, рынку, насколько ты интересен… Но давайте определимся, кто для кого: человек для рынка, или наоборот?

— Во что выливается деление на «лучших» и «остальных»?

— В последнее время тенденция пошла такая, что молодёжь сознательно стала себя ограничивать. Вынужденно отказываться от получения желаемого образования, трудовой миграции. Потому, что, например, «удерживает» низкий уровень доходов семьи, которая не имеет возможностей отправить ребенка на учёбу в другой город или дать первоначальный материальный «старт». От рождения детей, и многого другого. Трудно не заметить, как отодвигается порог вступления в брак, это тоже из-за сужения возможностей. Общество и его ценности деформируются буквально на глазах.

— Но молодые люди всё же остаются чуткими, активными, реагируют на какие-то важные для Крыма проблемы…

— Реагируют крымчане разного возраста. Но только на локальном уровне. Мы фактически отказались от статуса гражданина, довольствуясь статусом обывателя. Всё, что рядом со мной — важно и приоритетно; всё, что дальше — не моя беда. В Крыму это очень ярко выражено.

Какой может быть, например, рост патриотизма, кроме какого-то лозунгового типа среди обывателей? Для того, чтобы они стали гражданами и патриотами, их необходимо воспитывать. 

Ещё с детского возраста нужно начинать формировать какие-то коллективные формы, где все были бы спаяны, понимали: организация всегда выступит в защиту их взглядов, позиции, намерений.

— А хоть какие-то подобные коллективы есть сейчас в России?

— Хороший пример — организации разных диаспор, формальные и неформальные. Там люди действительно держатся друг за друга, каждый уверен, что при необходимости их защитят, помогут. И в этом их сила. Это срабатывает на уровне каждого человека: если его права были нарушены, вся группа поддержит. Случится беда с бизнесом — сбросятся и помогут восстановить.

Люди с «переднего края»

— Любой молодой человек ищет пример, хочет равняться на достойного человека. Кого сегодня можно в нашем обществе назвать героями?

— Врачей. Случилась пандемия, и они выполняют свой долг, не жалея жизней. И в общественном сознании они занимают именно такое место сегодня. Конечно, герои — спасатели. Мы видим, как они проявили себя в Крыму во время наводнений.

Когда-то учился у меня студент из Крымской службы спасателей. Они людей ищут в горах, вытаскивают из ущелий, снимают со скал. Я задал нескромный вопрос: а какая ж там зарплата? Скромная. Это я к тому, что есть профессии, где люди «на переднем крае» — военные, сотрудники МВД, а мы, до поры до времени, их просто не видим.

— А учителей давно «сняли» с пьедестала героев…

— Канцлеру Германии Бисмарку приписывают слова о том, что «франко-прусскую войну выиграл школьный учитель». На самом деле так высказался в одной из статей профессор Оскар Пешель, комментируя победу в войне между Австрией и Пруссией. Но логика от этого не меняется. Суть этого примера в том, какую роль учителя выполняют в общественных отношениях. Они куют будущую нацию. 

Если мы машем на них рукой, они чувствуют это. И начинают выполнять свою работу автоматически, не учат, а предоставляют образовательные услуги. От и до выполнили, галочку поставили. Хотели рыночных отношений? Нате, получите!

— Родители сейчас пытаются устроить детей попасть к конкретным воспитателям, учителям…

— Среди педагогов старшего поколения всё-таки больше тех, кто живёт своей профессией. Они уже на излёте своих профессиональных обязанностей, но по-другому не могут. А новых учителей мы куём на рыночных отношениях. И не надо удивляться, что детей не учат, а заставляют осваивать материал.

— Стоит ли ждать каких-то серьёзных социальных потрясений в обозримом будущем?

— Если вы про революции, то я не вижу для этого предпосылок. При том, что имеется пропасть между богатыми и бедными, определённое недовольство условиями жизни. Но массовой нищеты нет, голодных бунтов тоже. Матери от невыносимой жизни не подбрасывают детей к порогам, как бывало в эпоху революций 18-20 веков… Точнее, случаи такие бывают, но либо связаны с опустившимися, неблагополучными людьми, либо с «душевно убогими», которым ребёнок мешает вести привычную жизнь. Кстати, и многие вполне благополучные люди детьми не хотят обзаводиться, чтобы не снизить привычный уровень комфорта.

Оппозиция, которая чёрными красками рисует нынешнюю жизнь в стране, проблемы сильно преувеличивает — они есть, их надо решать. Но нет большинства населения, которое могло бы заявить: всё, точка, так жить больше невозможно. Если трезво оценить, то видно, что в обществе есть настроения недовольства, но революционной ситуации, когда «верхи не могут, а низы не хотят», в нашем обществе сейчас нет.

А вот чтобы удержаться в таком состоянии равновесия, улучшить его, должно потрудиться не только государство, но и общество. Которому — а особенно молодёжи, нужно понять: любые потрясения ввергнут страну и общество в хаос. Поэтому хотите бороться за что-то — создавайте общественные организации, ищите поддержки, объединяйтесь, становитесь сильнее в отстаивании своих прав и интересов. 

5 главных черт успешного человека в глазах молодых

  • Самореализация, внутренняя свобода – 59,9%
  • Успешная карьера, успешный бизнес – 41,4%
  • Хорошее образование – 35,8%
  • Хорошая семья – 32,2%
  • Любовь – 28,4%

5 главных страхов молодых крымчан

  • Неопределенность в своей жизни – 52,8%
  • Ограничения свободы выбора – 39,9%
  • Проблемы, связанные с санкциями, наложенными на Крым – 37,7%
  • Одиночество, невостребованность, социальная изоляция – 35,6%
  • Международный терроризм, война – 34,5
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах