Примерное время чтения: 7 минут
3906

«Дай пулемёт, я их всех расстреляю!» Чем известна женщина-палач из Евпатории

Памятник Евпаторийскому десанту.
Памятник Евпаторийскому десанту. / Сергей Малышев / Из личного архивa

Выходили в море в разное время. Буксир, самый тихоходный, покинул Севастополь поздно вечером 4 января 1942 года. Двумя часами позже за ним отправился тральщик «Взрыватель» и семь сторожевых катеров. Курс — на Евпаторию. В городе должны были высадиться 700 человек. Среди десантников — представители НКВД и милиции, которым придана в помощь разведрота особого назначения.

Задача этого маленького отряда — захватить немецкого коменданта Евпатории Вирта, бургомистра Епифанова и его заместителя, редактора оккупационной газеты Сулиму, начальника полиции Нуриева, и других. В списке — единственная женская фамилия: Жуковская-Босс. Как женщине-палачу удалось уйти от преследования, узнали krym.aif.ru.

Простой диспетчер в гараже

Во время Евпаторийского десанта особистам удалось захватить множество ценнейших для контрразведки документов из разгромленных зданий жандармерии и горуправы и прочих, где хранились архивы. По некоторым адресам удалось захватить некоторых немецких прислужников. В управе удачно встретились с заместителем бургомистра Арабаджи, которому после допроса вынесли быстрый и справедливый приговор.

Но вот сотрудника СД Елену Александровну Жуковскую-Босс отыскать не удалось. Затаилась она надёжно.

Во всех городах Крыма немцы развешивали предупреждения для местного населения с угрозами.
Во всех городах Крыма немцы развешивали предупреждения для местного населения с угрозами. Фото: Госархив РК/ Фотокопия Н. Дрёмовой.

Подкрепление десантникам не смогли перебросить, вечером 5 января уцелевшие бойцы, разделившись на небольшие группы, пытались уходить из города или скрыться у местных жителей.

Евпаторийцам, которые поддержали десантников, предстояло расплатиться за это. Самое активное участие в этой акции приняла Елена Жуковская-Босс.

...Пережившие оккупацию города евпаторийцы, знавшие лично или просто шапочно эту женщину, описывали её как худую и некрасивую, в возрасте «под сорок». Тихую и добросовестную. Когда она приехала в Евпаторию, неизвестно. Работать устроилась диспетчером в гараже Управления военно-строительных работ.

По сей день неизвестно, была ли Жуковская действительно немецким агентом, затаившимся в Евпатории — или пошла на службу к фашистам во время оккупации. Она смогла скрыть своё немецкое происхождение, брак с одним из мужей — Карлом Боосом (Боссом). Поэтому смогла, в отличие от остальных крымских немцев, избежать депортации в начале войны. Но как-то очень уж быстро обосновалась в СД, и ей — женщине — доверили командовать и непосредственными подчинёнными, и привлекаемыми к «акциям» солдатами.

Всё в её биографии туманно: количество мужей, от одного из которых она сохранила фамилию Жуковская, взрослая дочь — то ли родная, то ли приёмная, которая осталась в Ленинграде. А ещё — разные даты рождения в анкетах, выдуманное или подлинное родство с русским контр-адмиралом Нидермеллером.

Фрагмент показаний жительницы Евпатории Н. Яковенко, где упоминается Жуковская-Босс.
Фрагмент показаний жительницы Евпатории Н. Яковенко, где упоминается Жуковская-Босс. Фото: Госархив РФ

Уехала в Германию

В составленном органами НКВД справочнике предателей, сотрудничавших с оккупантами, про Елену Александровну Жуковскую-Босс сказано: «Проживает в г. Евпатории, русская немка. Переводчица в СД, участница массовых расстрелов советских граждан».

Про деятельность Жуковской-Босс до высадки евпаторийского десанта, почти ничего неизвестно. Но всего за два месяца, которые прошли с начала оккупации Евпатории до этого события, экс-диспетчера горожане уже упоминали с ужасом — как неврастеничку, алкоголичку, садистку, любившую лично убивать людей... И её имя недаром оказалось в списке тех, кого следовало выявить и захватить чекистам во время десанта.

6 января фашисты оцепили несколько кварталов города и стали хватать мужчин — от подростков до стариков.

Из показаний жительницы Евпатории Надежды Яковенко:
«Всех подряд мужчин забирали и сгоняли на «Пересыпь», и 7 часов ждали Босс-Жуковскую, которая должна проверять все документы. Последняя, когда пришла, то сделала команду: «Становись по 20 человек — буду проверять документы». В это время вышел священник и стал говорить, что немцы расстреливают невинных... Жуковская стала что-то говорить стоящему возле себя немцу. Немедленно появившиеся солдаты тут же расстреляли этого священника. После этого Жуковская сказала: «Смотрите, это будет вам всем».

Надежда Яковенко успела увидеть в колонне своего мужа Андрея. И даже услышать его мольбу — не оставлять его, расстрелянного, «на свалке». Потом конвоир ударил мужчину по голове, и тот умолк. На месте расстрела она появилась вечером, вместе с другими женщинами. Искали родных, вытаскивали ещё живых.

Ходила вдова в это страшное место одиннадцать дней, пока не отыскала тело мужа, чтобы похоронить на кладбище.

14 января Яковенко видела, как пригнали около двухсот человек. И снова конвоирами командовала Жуковская. Вспоминала об этом женщина так: Я во время этого расстрела лежала в яме, прикрывшись трупом расстрелянного... Жуковская крикнула: «Беляев» — её помощник — дай мне пулемёт! Я их, подлюк, всех расстреляю, чтобы они не давали красным воды!»

Евпатория. Вскрытие одного из мест расстрелов мирных граждан после освобождения города.
Евпатория. Вскрытие одного из мест расстрелов мирных граждан после освобождения города. Фото: Из архива/ УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю.

Евпаториец Ульян Кравчук был среди обречённых. По его прикидкам, собрано было около двух тысяч мужчина всех возрастов. И он тоже видел женщину-палача, слышал команды — в каком порядке подходить к месту расстрела... Ему повезло: пуля пролетела мимо, но оглушённый мужчина упал вместе со всеми. Ночью выбрался из-под тел, смог добраться до знакомых.

Жуковская-Босс Евпаторию покинула в ноябре 1942 года. Игорь Петров, российский историк, исследователь коллаборационизма, живущий в Германии, смог выяснить, что перебралась она в Берлин. До капитуляции нацистов служила в газете. Потом жила в небольшом городке под Бременом, трудилась домработницей.

Она переезжала ещё несколько раз, и осела в Баварии, в городе Ашаффенбург. Игорь Петров отыскал в адресной книге 1956 года некую «Элизабет Боос, она же сестра Мария Гермелла». Её адресом значилась местная больница. Других Боосов в этом городе ранее не было.

Хотя немыслимым кажется, что женщина-палач, наследившая в Евпатории, стала монашкой...

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах