Примерное время чтения: 6 минут
1841

Добивали колонну. Журналисты о том, как их расстреливали на мосту в Херсоне

Заместитель губернатора Херсонской области Екатерина Губарева / Из архива

Журналист, приезжающий на работу в новые регионы страны, ранее называвшиеся «освобождёнными территориями», сначала учится азам безопасности. Рассматривать днище своей машины в зеркальце: не прилепили ли там мину. Входя в подъезд, проверять, нет ли «растяжек» с гранатами или самодельных взрывных устройств. Прежде, чем подняться к себе на этаж — убедиться, что выше по лестнице нет подозрительных людей.

Это такая мирная жизнь. В городах, где тишину нарушают «прилеты» от украинской артиллерии. Порой разорвавшиеся ракеты забирают человеческие жизни. И жизни журналистов — тоже. Но 20 октября «всушники» охотились на них целенаправленно. На переправе у Антоновского моста колонну машин с сотрудниками херсонской телекомпании «Таврия» дважды «накрыли» ракетами реактивного залпового огня HIMARS американского производства.

О том, как это происходило, что сейчас с пострадавшими, и какой опасности постоянно подвергаются журналисты, рассказали участники событий. Все подробности - в материале krym.aif.ru

Спасибо… трактору

Колонна из двенадцати машин на работающей круглосуточно переправе была около 22.30.

«Пока досмотр, пока проверка документов — и тут начали лететь «хаймарсы», — вспоминает специальный корреспондент ТРК «Таврия» (Херсон) Даниил Черных. — Мы ехали в середине колонны, я нашу журналистку, Владу, под себя, между сиденьями воткнул, потом вытащил из машины, положил возле обочины. Били прицельно по нашей колонне. Первый «пакет» остановил нас, через две минуты еще ракеты прилетели, нас пытались добить. Потом мы узнали, что в машине, где мы сидели, можно макароны сливать, все было изрешечено шрапнелью».

Ехавший в голове колонны первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по развитию информационного сообщества СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич добрым словом поминает маленький трактор, который у самой переправы замедлил продвижение. Из-за него на минуту позже въехали на переправу, и это спасло жизни 7-8 человек.

Погибший оказался один: режиссер Олег Клоков. Москвич. Приехал сам в Херсон, чтобы работать на местном телевидении.

До утра погибшим сотрудники телекомпании считали и Константина Мочара. На дверце машины, где он сидел, была даже не дыра — дырища от осколка. Даниил Черный вспоминает, что утром ожил мобильник, высветился абонент: Константин. «Я подумал, что звонят из больницы: мол, заберите вещи, тело… А там — Костя! Еще и меня спрашивает: как, мол, себя чувствуешь?»

Сейчас его жизни ничто не угрожает. На поправку пошёл и даже встал на ноги серьёзно раненый Руслан Воскресенский. 

Самая молодая сотрудница, 16-летняя журналистка Влада, тоже была ранена. Александр Малькевич вряд ли забудет, как она вышла из темноты на него, прижимая руку к животу: «А меня, кажется, ранили…» Без всякого драматизма. Как будто на планёрке информирует о факте, а потом: и что делать?

Нападение на журналистов в Херсоне
Нападение на журналистов в Херсоне Фото: Из архива/ Заместитель губернатора Херсонской области Екатерина Губарева

«Только в таких ситуациях люди «раскрываются», я горжусь, что все, кто был в этой колонне — около сорока человек, вели себя очень достойно, — считает Александр Малькевич. — Каждый действовал правильно. Наша сотрудница Юлия, программный директор, вела машину, в которой погиб Олег Клочков и оказалось двое раненых. Колёса пробиты. Она загрузила в салон, кого могла — и 24 километра ехала на спущенных колесах, фактически на ободах. Вывезла из зоны обстрела. Многие наши сотрудники получили легкие ранения, у одной — маленькие осколки в руке и ноге, операцию еще только будут делать. И эти люди, с осколками, потерявшие вещи, машины — а из 12 автомобилей 10 получили серьезные повреждения, рвутся работать».

Осколок станет талисманом

Влада тоже поправляется и «рвётся в бой». В больницу ей даже привезли все необходимое, чтобы она могла записывать видео и выходить в эфир. Осколок, который извлекли врачи, отдали — и молодая журналистка теперь прикидывает, на какую цепочку теперь приспособить этот «талисман».

А журналисты, работающие на новых территориях, теперь обращают внимание на законодательную прореху. Для них не существует никаких специальных гарантий на случай гибели или ранения. А для чиновников, например, есть. Прописаны выплаты на случай, если пострадают от действий укротеррористов.

И еще большой вопрос, где сложнее работать: у линии боевого соприкосновения, где военкор в необходимой амуниции находится среди вооруженных людей — или в «тихом» городе.

«Журналисты, которые рассказывают о строительстве мирной жизни находятся под пулями, снарядами, ракетными ударами, — напомнил Александр Малькевич. — И в условиях действия диверсионных групп. Мы должны ценить тех, кто в телеэфиры выходит с открытым лицом».

Эти журналисты давно «на прицеле» у тех, кто сливает их данные, включая адреса и телефоны в различных телеграмм-каналах и группах в соцсетях. Им угрожают, шантажируют безопасностью родных. Это такая мирная жизнь. 

Директор Запорожского областного телевидения «ЗаТВ» Юлия Шамаль, когда только приехала работать в «тихий» Мелитополь, осознала, что не так уж там спокойно. Приезд как раз ознаменовался прилетом «хаймерсов». На дереве может оказаться самодельная бомба, на пути — человек с недобрыми намерениями.

«А ещё, по сути, мы на передовой информационной войны, — констатирует она. — И, к сожалению, есть определенная инерция общественного мнения. Многие считают, что не нужно высовываться, лучше тихо пересидеть, не надо бороться. Но, к счастью, есть и другие люди, настоящие».

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах