aif.ru counter
1310

Считать деньги или решать логарифмы? Нужна ли высшая математика в школе

Утерянные позиции всегда нелегко возвращать. Ещё полтора десятилетия назад российские школы, как считают многие специалисты, сделали отчётливый крен в сторону гуманитарных наук. Теперь непонятно: как навёрстывать изучение точных? 

Абсолютный ноль

Кому без математики никак
Востребованные профессии: IT-специалист; специалист по информационной безопасности; инженер; учёный-биолог; агроинженер; геодезист, картограф, землеустроитель; эксперт по оценке недвижимости; геолог; технолог по нефтепереработке; энергетик; металлург; специалист в сфере авиации, пилот; автомеханик; специалист по логистике; специалист по расследованию и экспертизе; экономист; робототехник; аудитор; маркетолог; технолог общественного питания; товаровед; архитектор; строитель.

Насколько нужен «самый главный» предмет в школе и в каком объёме — вопрос до сих пор открытый. На него должна была ответить Концепция развития математического образования, принятая в РФ четыре года назад. Но пока изменения незаметны.

Доктор физико-математических наук, декан факультета математики и информатики КФУ им. Вернадского Мустафа Муратов считает, что пока радоваться нечему. «Существует масса проблем, связанных с преподаванием математики, — объясняет он. — Всеобщее образование в конце концов привело к тому, что математику знают единицы». Хотя математические предметы в школьном расписании присутствуют все одиннадцать лет учебы.

Сейчас выясняется, что знания школьников в математике весьма скромны.

Так, пока в образовании придумывали разные программы и подходы, оказалась утерянной связь с действительностью, с реальной потребностью современной школы и общества. Популярная у многих российских преподавателей «Колмогоровская программа» предполагала более научный подход к изучению «таинства цифр». Её до сих пор неоднозначно оценивают в мире математиков — как теоретики, так и практики. Нет единства мнений и в том, каким образом изменить сегодняшний подход к математическому образованию. То есть изменения нужны, но пути к ним очень призрачны. Пока преподавателям предлагают новые курсы для повышения их квалификации и свежие схемы учебных программ, но если это перевести на язык практического эффекта, то результат от них, похоже, приближается к абсолютному нулю.

Ведущий научный сотрудник Федерального института педагогических измерений Иван Высоцкий считает, что ребенок на уроке математики должен быть максимально загруженным, у него должна быть та интеллектуальная нагрузка, на которую он способен. «Мы же на протяжении нескольких последних десятилетий, что называется, «гоним программу», — считает он. — Когда мне говорят: давайте вернем старое советское образование, я отвечаю: давайте вернем старых советских детей, готовых сидеть и слушать всё в подряд, не разбирая, что им в жизни нужно».

На кого работаем?

Действительно, всё чаще эксперты говорят о том, что все дети разные, и к ним нельзя применять «теорию чистого листа», придумывая одинаковые стандарты. «Мы создали систему, которая предполагает, что все равны, — рассуждает Иван Высоцкий. — На кого работает учитель? На самого слабого, потому что для учителя главное, чтобы не было двоек. Сейчас ситуация меняется. Разных людей нужно учить по-разному, ориентируясь на их образовательные запросы. Наверное, научить считать деньги, ориентироваться в разных жизненных ситуациях, прогнозировать и уметь отвечать за собственные результаты важнее, чем решать интегралы и логарифмы».

Он поясняет, что система научного математического образования родом из 1960-х, когда появилась та самая «программа Колмагорова». Она тогда была действительно важна и оправдана. Сейчас человек формирует свой запрос такого рода: хочет он или нет быть математиком? Для таких детей необходимо создание математических классов, поддержка олимпиадного движения и талантов. Но всё это без инициативы государства невозможно. «В рамках одной школы вы реальный математический класс не сделаете, даже в рамках одного небольшого города, — убеждён Высоцкий. — Это очень длительный процесс – управленческий, методический, а главное - должно быть понимание у родителей. Мы уже воспитали поколение, которое уверено, что доход и уровень жизни не связаны с образованием. И решение этой задачи не может быть реализовано усилиями одного учителя или одного региона».

Фото: pixabay.com

Сколько человек могут сказать, что им хоть иногда приходится в жизни решать дифференцированные уравнения? И зачем тогда этому учат в школе?  Безусловно, раздельное обучение математике необходимо, но как это правильно сделать? Ведь способности к этой науке проявляются у большинства детей в средней школе —  успеть бы выявить, направить в нужное русло.

Международная программа оценки знаний и умений учащихся (PISA, математическая грамотность)
Место России: 2009 – 38 место среди 70 стран; 2012 – 34 среди 65 стран; 2015 – 23 среди 70 стран.

Учитель математики МБОУ «Гимназия №1 им. К.Д. Ушинского» в Симферополе Наталья Шевчук говорит, что преобразования возможны, но только если с учителей снимут ярмо бумажной работы. «Возможно, если контролирующие органы по-другому будут относиться к школе, уменьшат бумагооборот, существенно выросший за последние три года, можно будет что-то предпринять, — говорит она. — Кроме того, не хватает кадров, например, около 18 часов в каждой школе Симферополя являются вакантными. Выпускники местных вузов не идут в школы по банальной причине: маленькая зарплата и гигантская ответственность. Все знают, что школа радикально изменилась, общество стало другим, а требования остались на прежнем уровне». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах